Перейти к содержанию
  • записей
    25
  • комментария
    212
  • просмотров
    2 979

О блоге

уголок воспоминаний и танкового нытья

Записи в этом блоге

makcumka82

Кстати не знаю, замечали вы или нет, но есть две очень показательные карты на лоу-левеле. Они ярко демонстрируют на чём именно базируется текущее построение геймплея Танков.

 

Сейчас в игре есть карта Миттенгард. Она олицетворяет собой всю суть нынешнего подхода к геймдизайну канистр: бездумное ололо с отвесной скалы прямо в мясорубку, а там победит тот у кого больше Т2лайт в команде кому больше повезёт. Никакого манёвра. Никакой позиционной игры. Никакого использования базовых механик вроде маскировки или обзора. Отстрелял врага у одного угла, переехал к следующему, где слился и ушёл в следующий бой. Тупо. Скучно. Бесполезно. Но быстро.

Спойлер

f9a1ad1029e374c64751fde290c6c0dc.jpg

 

А раньше была карта Провинция. Кто помнит, тот взгрустнёт. Кто не помнит - опишу. Провинция - это кусты. Это прострелы. Это позиционные дуэли. Это максимально безопасные перебежки между укрытиями. Это использование механик засвета и маскировки. Это знания ТТХ своей машины и ТТХ машин противника. Это знание карты. Бой на Провинции очень часто был затяжным и интересным, концовка напряжённой, а эндшпиль регулярно получался эпичным.

Спойлер

post-525020-0-26127400-1448113816.jpg

 

Построение карт похоже. Обе маленькие. Обе  - суть две горы друг на против друга. На обоих респы на противоположенных горах. На обоих базы в долине. Но геймплей на них различается, как день и ночь.

 

Когда в игре была Провинция все жаловались на бодрое кустовое стоялово, бои длились по 10-15 минут, и имели осмысленное течение. Чтобы победить, приходилось что-то придумывать, находить нестандартные решения в казалось бы патовых ситуациях, рвать шаблоны противнику и себе, знать механики и ТТХ. Сама игра в те годы била рекорды онлайна.

Когда вывели Провинцию, а на смену ей ввели Миттенгард, стиль игры мутировал в ололо-раш, игру захлестнули турбо-бои, а думать стало необязательно.

makcumka82

Давеча выяснил, что некоторая часть клан-котиков не смотрела сериал Карточный домик от Netflix. Это непростительное упущение, и дабы слегка заинтересовать вас в просмотре этого несомненно ГОДНОГО сериала, я позволю себе принести сюда то, что я писал о нём на одной другой площадке некоторое время назад.

 

Первый сезон. 18+

Спойлер

Пожалуй один из самых офигенных сериалов за последние пару лет. 
Отличная актёрская игра, отличный сюжет, отличные интриги, и многоходовочки ояебу в комплекте.
Совершенно невообразимо почему это великолепие до сих пор не показано на всех федеральных каналах вместо вечернего выпуска новостей - все наши СМИ вместе взятые не смогли опорочить омериканскую_демократию сильнее качественнее Netflix. Дык наши идиоты ещё и палки в съёмочный процесс вставляют, видимо в зеркале видят своё отражение.

Короче, если любите делать ставки на борьбу бульдогов под ковром, если просили доступ к теме политики - смотрите и тащитесь.

 

Третий сезон. 21+

Спойлер

Сейчас смотрю третий сезон Карточного домика. Ну это там где американская политота представлена в самых ярких красках: грязь, деньги, пенсионные реформы, многоходовочки и снова грязь. По началу пошло не так лихо, как первые два сезона, но серии к третьей сюжет разгоняется и смотреть по прежнему так же интересно.

 

Но это ладно. Чо хочу сказать. В третьей вроде серии, показан приём в белом доме, два президента СэШэА и эРэФ, плюс куча гостей, пафос, официоз и оркестр. И среди гостей каким-то чудом оказываются те самые пусси райот. Видимо это чтобы типа поднасрать президенту Петрову (который, кстати, показан не вдв-шным болванчикам, а очень даже доставляющим чёрным господином, который травит, троллит, и в целом торт)...

 

Но короче! Эти тупые пёзды не придумали ничего лучше, чем устроить демарш прямо на нежнейших коврах президентской резиденции. Нет, они не стали трахаццо на камеру, как когда-то в библиотеке - потому, что под рукой не случилось беременных, но залили все ковры шампанским, побили выделенный лично для них президентский хрусталь, наговорили гадостей ВВП прямо в глаза и развернувшись удалились. Короче самоутвердились по полной. Так либерально и независимо. Просто пиздец, пригласи таких в гости - и все будут безмерно рады. ТП они и есть ТП, короче, а этим даже в роль вживаться не приходилось - сами себя играли.

 

Чоищо? А, пидорасы! Пидорасам уделено прям вот огромное внимание. И в России их арестовывают за пропаганду, и Америка их защищает, и президенты лично договариваются об их освобождении в обмен, блять(!), на неразмещение ПРО в Чехии (Вообще как это всё охуенно и просто одновременно). Вот то есть вот прям находятся в центре событий и мировой политики. Но пидорасы не были бы пидорасами, если бы не портили все изящные многоходовочки. То есть за тобой приехали, тебя отпускают, лично первая леди пришла к тебе в камеру поинтересоваться чем кормили и собран ли чемодан. На тебя, пидораса такого, замкнуты договорённости о размещении миротворцев в Газе и ПРО в Чехии... Но ты, ПИДОР! решаешь, что лучше повеситься на шарфике первой леди СэШэА, в её, блять, присутствии. Ну чо, разве не пидор? У него, видите ли, борьба за права геев в России. От такого у той рвёт крышу и на пресс конференции она говорит мальца лишнего. Все договорённости, на йух, гея в цинке - Вашингтону, ПРО - Европе, боевики - Израилю, чо дальше пока не знаю. (уже знаю, но не скажу).

 

Ладно, хотел в двух строчках описать, но с этими пидорасами кратко не получается. Сезон крутой, дальше ещё больше внешней политоты, внутренней борьбы, выдвижение кандидатом, и новые многоходовочки. 

 

Сейчас я досматриваю пятый сезон. За всё это время кино не скатилось в известном направлении. Сценаристы избавились от притянутостей наподобие пусси райот и пидоргов в международной политике, появились отсылки к Сноудену, Крыму и Сирии. Сюжет всё так же крепко сбит, конгрессмены всё так же продажны, а многоходовочки всё так же изящны.

 

Я настоятельно рекомендую, ибо действительно доставляет.

makcumka82

Есть два военных образования имеющих известные весьма широкому кругу населения девизы. Один девиз гласит: "Никто кроме нас", другой гласит: "Там, где мы, там - победа!". 

Если вдуматься в значения этих девизов, то получается, что второй обозначает гарантированный успех по месту применения ограниченного контингента людей в чёрном с шевроном о золотом якоре обрамлённым красным кантом. 

Первый же, успеха не гарантирует, но обещает, что такой хуйни более ни кто повторить не сможет.

 

И вот получается, что "Никто кроме нас" не купается в фонтанах, превращая целый день в шоу пьяных клоунов, а "где мы, там - победа" проходит более мягко и лампово, хотя возможно тут весьма сильно сказывается то, что 27 ноября фонтаны выключены и осушены. Но это домыслы, а то, что пьяного морпеха в фонтане не увидишь - факт.

makcumka82

Про ФНС

Я хочу чтобы в эту пятницу вы прочитали вот это и постарались не заплакать, ибо я рыдал крокодильими слезами прямо в клавиатуру.

Оно не моё, но я вам настоятельно рекомендую.

 

Да, мат присутствует, но не в терминальных объемах и максимально уместно. Тем не менее, если вас это царапает, а тонкая душевная организация начинает корродировать, то воздержитесь от прочтения, да и в целом название блога и заглавная картинка символизирует, потому не совсем понятно, что вы тут делаете.

 

Спойлер

Поцоны, я всё продумал.
Когда всё наладится, налоговых инспекторов мы вывезем в специальные санатории. Комфортабельные, с автоматизированным сервисом.

Подчеркиваю — никакого насилия, и вообще по возможности без физических контактов.
Всё предельно обходительно, вежливо, уважительно, под аудио- и видеозапись.

Итак: клиенты санатория, экс-сотрудники ФНС (далее для удобства — клиенты) селятся в просторные чистые комнаты, удобства — на этаже под замком, доступ – на контроле у персонала, как и к воде и всем остальным ресурсам, включая электричество и спальные места.

Комнаты тоже на замке, открываются только с ведома персонала; они объединены общей рекреационной зоной, из которой нет выхода никуда, но зато клиенты могут общаться друг с другом.

Комнаты оснащены доской, мелками и колокольчиком; в дверях — небольшое окно в рекреацию.
В случае возникновения какой-либо потребности клиент пишет на доске ХОЧУ ЧАЙ или ПОГУЛЯТЬ, система наблюдения считывает запись и передает её в обработку.

Дальше внимательно: персонал санатория внимательно следит за заявками, удовлетворяя их в хаотическом порядке, с соблюдением единственного условия.

Настоящая потребность клиента ни в коем случае не должна удовлетвориться!

Здесь требуется максимальный профессионализм персонала санатория, который придется набирать по строгому конкурсу и затем регулярно обучать.
Цинизм должен дополняться творчеством.

Скажем, клиент пишет: хочу есть.
Сотрудник санатория (далее СС) сверяется с показаниями, и если клиент действительно не ел вот уже три дня, через несколько часов к нему входят с коробкой шахмат.

Когда клиент говорит что шахматы ему именно сейчас ни к чему и более желателен борщ с чесноком и сметаной, картофельное пюре с маслицем и укропом, две котлеты, салат весенний и компот, ему в ответ протягивают правила внутреннего распорядка: заявка должна быть нанесена на доску 14 шрифтом таймз нью роман зеленым мелком.

А когда клиент говорит что зеленый ему не выдали и вместо него один только красный, СС терпеливо объясняет, что зеленые мелки кончились ещё на прошлой неделе и надо подождать, система не видит красный цвет на фоне доски, а с поваром пообщаться возможности нет: он в другом здании и его никто не знает ни в лицо, ни по фамилии.

Далее вы поняли: когда клиент хочет спать, но вместо шконки, одеяла и подушки в нему в номер вваливаются 3 СС: один с лютней, второй с маршевым барабаном а третий жонглирует предметами быта, декламирует прозу и показывает фокусы до рассвета.

При этом специальные наблюдатели должны палить а не пиздит ли клиентос: к примеру он хочет сцать так что сводит колени, и зная уже блядские местные особенности пишет на доске МНЕ БЫ ТЕЛЕВИЗОР в надежде что система рандомная, даст сбой и он выйдет и в общей суматохе облегченно нассыт в кадку с фикусом.

Такие случаи должны отрабатываться наиболее прожжеными СС и через привычные уже часы клиент должен получать полведерную чашку ароматного капучино с корицей и трогательным рисунком на пенке.

Ещё раз акцентирую: СС общается хоть и изредка, но внимательно и учтиво; при этом диалог из комнаты транслируется по громкой связи в другие комнаты и общую зону.

Скажем, клиент не дождался, когда ему отведут в дабл и снабдят пипифаксом и обильно обосрался. Через буквально пару часов к нему входит СС с плетеной корзиной яблок и приговаривает ровным и чотким голосом – уважаемый клиент, вы сейчас выглядите как жалкое обосранное жывотное лишь потому, что запись ХОЧУ СРАТЬ нанесли без двойного отступа, что противоречит местным правилам; кроме того — хуле же вы не звонили в колокольчик?

А когда поскуливающий от унижения клиентос сообщит что ему никто и никогда не говорил ни про какой отступ а в колокольчик он звонил непрерывно пока не оборвалась веревочка, у него интересуются почему он не махал в окошко в надежде что его увидят из коридора а он говорит что махал но ни одна проблядь из числа СС не соизволила приблизиться (и это правда, как вы уже поняли спецотдел из массовки проходил мимо двери клиента поштучно раз в 1-2 минуты с обязательным покерфейсом).

Деморализованный, доведенный до отчаяния постоялец интересуется из последних сил, параллельно обдумывая суицид (здесь объяснять не нужно — ни шнурков, ни медикаментов, ни острых предметов в палатах нет) что же ему теперь делать и кто поможет разобраться с последствиями и выгрести гавно, ему сообщат что на часах уже 18-42 а сотрудница с ведром, тряпками и моющими средствами работает до 18-38 и в следующий раз будет во вторник а когда клиент завоет вверх что сегодня лишь четверг ему выдают распечатку с расписанием приема в доказательство своей неумолимой правоты, велят расписывать мелки и звонить в колокольчик без веревочки.

***

Поцоны, я хочу получить налоговый вычет за 3 года, сдал декларации 10 апреля (каждая декларация — в своей программе, надо скачать 3 программы, за каждый год, заполнить и не охуеть), их у меня проверили сказали зоебись поцанчек, 3 месяца на проверку и еще 30 дней на выплату. За несколько дней до момента Х мне позвонили что декларации я заполнил хуёво и надо переделать ибо сейчас по их данным получается что должны не мне а я.

Я привёз более лучшие декларации вчера, мне сказали что 3 месяца отсчитываем по новой а ещё у меня прописка не бьётся с паспортом, в базе я фигурирую с устаревшими координатами песдуй исправляй во 2 окно а потом я встал в очередь насчет транспортного налога куда стояло столько народу что в электронной очереди кончилась бумага и каждый новый входящий хуй спрашивал кто последний в третье окно а ему говорили хуйзнае тут всё перепуталось.

А тетя в окне терпеливо долдонила приседающему от охуения мужику отбившему огромными ладонями всё ебло ибо продал два года назад 8 грузовиков зил а ему падает налог за какие-то два, причем хуйпойми каких и выяснить вообще без шансов — что походу ему заебенили налог за какого-нибудь однофамильца с похожим ИНН и своей вины в происходящем они не отрицают.

А когда подошел я с напоминанием что всё того же 10 апреля я подал заявление чтобы от меня отъебались с транспортным налогом за прошлые года ибо я многодетен она залезла в базу нашла моё заявление и заржала. БЛЯГАГАГА сказала она смотрите что эти педорасы сделали. Они поставили вам льготу пенсеанер по возрасту, и она заработает в 2040 году поэтому на вас висит долг и подано в суд смешно правда?

И как всегда — сам я ничего изменить не могу, только ждать, ждать, ждать.

 

makcumka82

Буду собирать тут. Если что-то увидите - кидайте в комменты :) 

 

chirurgohmm (про игру на хайуровнях)

На хаях как в Тайланде, ни в чем нельзя быть уверенным)))

 

SilentSmart (в каком-то срачике)

Не нужно усук**лять ситуацию

 

Victor_Living (клоун с ОФ)

Скилл нужно показывать на десятках

 

Denskky

В действительности всё обстоит не так, как на самом деле

 

Unlead1978 (про видео от 40tonn)

он хоть и необычная личность (40тонн), но для артоводов он довольно полезные видосы делал!

 

Nordicbambi (Про Катка)

Не хочет Сергей становиться человеком высокой культуры. Так и не научим его вставать с унитаза, приветствуя вошедших дам! 

 

Viza_51 (про фотографические карточки с котятами)

Тривиально, у профессиональных фотографов даже есть негласный запрет: не снимать маленьких детей и животных.

makcumka82

kinopoisk.ru-Vremya-pervikh-2927697.jpg

 

Положительные впечатления уже с самых первых кадров, где МиГ-15 шалит на высоте. Они, первые кадры, сразу дают настрой на хорошую картинку. Первое впечатление не обманывает, и самолётики с космическим кораблём Восток-2 и дальше радуют глаз.

Отличная игра актёров, которым веришь. Шикарный Леонид Ильич с характерным говором, и великолепно сыгранный Сергей Королёв, показанный именно так, как и должен выглядеть генеральный конструктор. Глыба, не боящаяся отстаивать свою точку зрения ни перед кем. Без пошлости, криков и ругани. Уместные шутки, которые не рождены сценаристом в кокаиновом угаре, а действительно могли быть сказаны героями в предложенных обстоятельствах. Мастерски введённые режиссёрами и сценаристами сцены для нагнетания обстановки и флешбеки. Не искусственные, нет, от них не воротит, и в общем выглядят они одним целым с происходящим на экране. Хотя полёты мелкого Леонова над луговой травой, кому-то могут и не понравиться, например мне. Но ладно, пусть будет именно так, по меньшей мере это не притянутые за ноздри воспоминания о заветах Ленина и трудовых подвигах Стаханова.

Фильм окутывает и заставляет погрузиться в него всецело, и до самого последнего момента я сомневался: "А я точно всё правильно помню? Они точно вернулись и не погибли?". Хотя казалось бы 100% знаю, что эта история со счастливым концом.

Приятно отсутствие излишнего пафоса, который так свойственен нашим "официальным фильмам про войну". Даже не излишнего, а просто пафоса. Тут трудовая обстановка. Космонавты готовятся, ОКБ №1 пилит аппарат, Брежнев смотрит кино. Всё это без громких лозунгов, и пламенных речей - люди делают свою работу. Тема холодной войны в общем и космической гонки с американцами в частности поднимается, но не является главенствующей и главным мотивирующим фактором действий героев. 

Советский союз практически не показан, где там увидел гладко прилизанный совок один из отзовиков с Кинопоиска - не знаю. Зато ощущается общая заряженность на успех и вера в то, что мы, советские люди, живём в лучшей стране. У нас лучшая наука, лучшая техника и лучшие люди. А самое главное достижение фильма - он позволяет, вместе со всей страной, встретить вернувшихся из космоса героев.

5 из 4. Королева в восхищении.

makcumka82

9 февраля 1995 ушел из жизни Виталий Егорович Копылов. Человек, сыгравший одну из ключевых ролей в запуске в серийное производство стратегического бомбардировщика Ту-160. Самолета, который несколько десятилетий считался самым мощным ударным авиакомплексом в мире.... 

Далее отрывок главы "Пикирующий авиапром" из книги "Последний президент Татарстана".

В 1973 году Виталий Копылов был назначен генеральным директором КАПО имени Горбунова. В 1975-ом начались работы по разработке самолета ТУ-160. На эту титаническую работу понадобилось менее трех лет. В 1977-ом началось строительство опытного образца ТУ-160. В декабре 1981-го первый Ту-160 поднялся в небо. В октябре 1984-го на взлетную полосу заводской аэродрома выкатился первый серийный стратегический бомбардировщик, который наши авиастроители окрестили «Белым лебедем», а специалисты НАТО – Blackjack.

Советская программа производства ТУ-160 предусматривала, что за две пятилетки будет выпущено около сотни Ту-160. Но со стапелей КАПО выкатилось лишь 33 самолета Ту-160, потому что началась «перестройка», одним из побочных эффектов которого стало резкое сокращение ассигнования на оборонку, в том числе и на военное авиастроение.

Но если до 1990 года КАПО худо-бедно финансировалось, то после распада СССР авиазавод оказался заложником политического противостояний Москвы и Казани. В начале 90-х опасаясь полного отделения Татарстана, федеральный центр прекратил поддержку предприятия, находящегося в регионе, объявившем суверенитет....

В условиях политической неопределенности во взаимоотношениях Кремля московского и Кремля казанского федеральный центр был обречен дистанцироваться от КАПО, лишившись возможности проявлять отеческую заботу и внимание авиапредприятию. Но и для руководства Татарстана КАПО было эдакой падчерицей. Дело в том, что основной костяк многотысячного трудового коллектива завода составляли высокообразованные квалифицированные специалисты, не впавшие в националсепаратистскую эйфорию. Более того, авиастроители вполне могли свести на нет все потуги деструктивных сил, раздувающих в республике центробежные настроения. Виталию Копылову ничего не стоило вывести коллектив КАПО на площадь Свободы и в одночасье прекратить истерию националов, которых по разнарядке из Казани автобусами свозили в столицу республики со всех окрестных районов. Но Копылов не пошел на это. Он прекрасно понимал, что подобное противостояние было чревато кровопролитием. Наоборот, он пытался найти общий язык с Минтимером Шаймиевым и его ближайшим окружением, предпринимая неимоверные усилия, чтобы убедить руководство Татарстана сохранить производство бомбардировщиков Ту-160. Не получилось. Татарстан уже поставил крест на заводе. Правда, просто закрыть завод Шаймиев не мог. Одномоментное вышвыривание на улицу нескольких десятков тысяч человек однозначно взорвало бы ситуацию в Казани. Поэтому была выбрана тактика медленного умерщвления авиапредприятия под прикрытием лицемерных разговоров о переориентировании КАПО на производство гражданских самолетов.

Сегодня ни одна страна в мире, даже самая передовая, не в состоянии самостоятельно, в одиночку поднять в небо современный авиалайнер. Самолеты стали продуктом кооперации научных и производственных сил работающих по всему миру. И в Европе и в США это прекрасно понимают и всемерно поддерживают авиакорпорации, фактически ставшие международными. Но руководство Татарстана в вопросах авиастроения словно застряло во временах братьев Райт, заявив, что будет производить самолет Ту-214. Это притом, что всего в трехстах километрах от Казани, на ульяновском заводе «Авиастар» производят самолет Ту-204, который мало чем отличается от Ту-214. Для человека, не разбирающегося в авиации, чтобы понять различие казанского и ульяновского самолетов, можно представить «Жигули», сошедшее с конвейера, и тот же автомобиль с тюнинговыми наворотами. Ту-214 – это фактически тот же Ту-204, но прошедший авиатюнинговую обработку, естественно с многомиллионным удорожанием самолета…

Виталий Егорович Копылов не захотел быть соучастником грандиозного очковтирательства. В мае 1994 года он написал заявление об увольнении и ушел на пенсию. Но спокойно отдыхать не смог, болезненно переживая за завод, считая личной трагедией трагедию десятков тысяч людей, постепенно увольнявшихся с КАПО. Профессиональная честь и человеческая совесть, ежедневно, ежеминутно свербившие душу ветерана авиастроения, ни оставили ему ни единого шанса на жизнь. 9 февраля 1995 года Виталий Егорович Копылов застрелился. Поразительно, но ни в одной газете, выходящей в то время в Казани, мне ни удалось найти некролога в связи с безвременной смертью Героя Социалистического Труда, двадцать один год возглавлявшего КАПО имени Горбунова….

makcumka82

Здесь вы можете прочитать, что я думаю о сериале Мистер Робот.

 

Если кратко, то это про хакера. Как следствие нельзя сказать, что сюжет блещет новыми ходами. Думаю в этом жанре вряд ли можно что-то новое придумать. Всё как везде. Есть хацкер, он хацкает всё вокруг по мелочи и ещё что-то одно большое чтобы изменить мир. Как везде, короче. Другой вопрос, что сама персона нашего хацкера заставляет натуральным образом класть кирпичи в местах просмотра (у меня это электрички и метро). Итак, во-первых он социопат-интроверт. Это нормально, это мне знакомо это сейчас многие такие. Во-вторых он наркоман. Всего лишь навсего. Наркоман и гениальный кодер. Такие сплошь и рядом. Впрочем нарик он не плотный и периодические упарывания по веществам ещё никому не вредили, говорят помогают расширить границы сознания. Бог с ним, пусть будет. Ну а в-третьих он, судя по всему... не буду спойлерить.

Главный злодей - тот ещё злодей. Золотой мальчик идущий к успеху не взирая ни на что, плюющий на рамки приличия и смотрящий на писающих женщин онлайн, без регистрации и СМС. Под стать ему его беременная жена. Парочка похожа на Андервудов из Карточного домика. Нам плевать на всех, мы паркуемся как хотим, короч. Любят многоходовочки в корпоративном секторе, которые однако не раскрыты должным образом и идут скорее фоном.

Прочие герои достаточно яркие, с прописанными в головах тараканами и загогулинами. ТП блондинка с обострённым чувством справедливости присутствует.

Как итог, могу сказать, что смотреть интересно. Не сказать, что сюжет захватывает и не отпускает, но определённо крепко сбит и нестыковок не видно. То есть я, как обыватель который слегка в теме и представляю себе, что такое руткит и почему не стоит запускать у себя на компе всякое говнище из этих наши интернетов предварительно не проверив на коллегах, не охереваю ежеминутно от фантастических возможностей обычных телефонов, ФэБээРовцев, глонасосов и частотных регуляторов, как я это делал в последнем Борне. Или от виндоус'98 на серваке пришельцев из Дня независимости. Да, полюбас сисадмины, спецы по кибербезопасности, кодеры и школьники прочий народ находящийся в теме будут кричать и исходить на говно, типа: "ДОЛБОЙОБ*ЫЫЫ!!! Все совсем не так!!11 АйПи так не прописывают!!! Не умеете - не беритесь!!" Ну то есть будут фрустрировать во вселенную в режиме онлайн. Но мы ведь про кино сейчас, в котором неточности надо или прощать, или не смотреть его вообще.

Единственное, что лично мне не особо доставило - это многоминутные самокопания ГГ. Рассуждения о смысле бытия, взломе людей, говённости корпораций и глобальной невозможности выпить латте из картонного стаканчика по пути на работу. Но с другой стороны, без этих рассуждений ГГ был бы совсем блеклым гениальным еврейским мальчиком с тяжёлой судьбой и тяжелым мозгом. Так что, хрен с ними, принимаем всю эту петрушку, как необходимый режиссёрский ход.

3/4. Смотреть можно, нужно и интересно.
Если у вас долларовая ипотека на Форд Фокус и надежда только на бабушкино завещание, то для Вас оценка будет 5/4.

makcumka82

Крыса звали Заяц, был он белый, с красными глазами, и яИцами размером с грецкий орех. Тогда я был ещё полон надежд на то, что всё образуется, но сейчас могу лишь смиренно позавидовать. Как-то с самого крысиного детства повелось, что он всё время был на руках. Утром Зайца вытаскивали из клетки, шли с ним умываться, потом завтракали, одевались, и по холодку шли, с ним за пазухой, в школу. В школе это конечно событие, и звезда у одноклассников: "а дай мне его на литру!" "а мне тогда потом на физику!", и всё в этом духе. Был бы я посмышлённей, лишился бы девственности несколько более раньше. Потом домой. Родители на работе, и крыса в клетку, конечно же, никто не сажал, наоборот он отпускался на пол - пусть, типа, побегает. Так вот всё и шло. Родители свыклись с мыслью, что дома по полу скачет белая крыса, днём она спит в корзине с грязным бельём, за ужином запрыгивает на колени и выпрашивает пожрать, а когда кто-то возвращается домой, то всенепременно прибегает на трюмо, встаёт на задние лапы и встречает пришедшего, потом, по протянутой руке, забирается на плечо и радостно облизывает, щекоча усами шею. Вечером все ложатся спать по кроватям, и Заяц вылезает из каких-то своих закоулков, забирается в клетку и тоже ложится спать. 

Так мы и жили. До тех пор пока не пришло лето и мы не засобирались в отпуск. Зайца с собой брать вообще не резон, а потому, на два месяца отпуска оставили его усатому полковнику Л. – замполиту части. И уехали. Пока мы были в отпуске в часть понаехала ревизия и замполит принимал активнейшее участие в организации досуга ревизоров. В какой-то роковой момент Л. пригласил проверяющих к себе домой. Пили, ели, конечно тут же ручной Заяц с колен пожрать просит. Всем рад, всех облизывает, по всем скачет. Ну то есть прям вот стал частью культурной программы. И как на беду одному из проверяющих уж очень он в душу запал. С пьяных глаз ли, от скудоумия ли, но стал он замполита упрашивать: "Подари зверя!" И так и эдак и добром и лаской, но замполит не поддался. "Нет, - говорит, - и всё тут, не отдам животное!" Долго ли коротко ли, но водка подошла к концу, а закуску ещё раньше сожрали. Гости дорогие разошлись, а полковник Л., свалив гору посуды в мойку, завалился спать – завтра последний день проверки, подписание акта и торжественные проводы комиссии на очень кстати случившийся военный борт. По утру, конечно же, Зайца из клетки никто не достал и за пазухой на службу не понёс. Акт благополучно подписали, комиссию с богом проводили, и перекрестившись засобирались по домам. А дома ждал сюрприз. 

Открыв дверь, полковник Л. с удивлением обнаружил, что его никто не встречает. Разулся, прошёл в комнату. Клетка пустая. Ни на кухне, ни в белье, ни в фуражке никто не спал. Полковник Л. попробовал позвать: «ЗайЗайЗайЗайЗайЗайЗай!...» Тишина. Ни где ни шороха. Ни кто под диваном не жрёт заныканную с прошлой недели курочку. В памяти медленно всплывало вчерашнее застолье и тот мудак уговаривавший подарить крыса… И тут Л. озарило: "ПИ*ДЕЦ! ПРОПАЛА КРЫСА ЗАМПОТЫЛА! БЛ*ТЬ! СПИ*ДИЛИ СУКИ!!!" 

Сюр! И невозможно в это поверить, но проверяющий действительно спи*дил крысу. Бесцеремонно, нагло и вероломно. Как он её вынес и главное: где держал весь сегодняшний день???! И что теперь делать? На следующий день были объезжены все зоомагазины в поисках такой же белой крысы. Но там они все были или не белыми или маленькими. Правдами и неправдами этого ревизорро, пидораса ласкового, таки нашли. Выяснили, что ревизует он какую-то забытую богом, но не забытую родиной, часть где-то под Амдермой где в тот самый момент пытается спи*дить двух пуделей Откопали номер телефона на котором его можно обнаружить, и, на всякий случай, выяснили домашний адрес и время когда он возвращается со службы по которому немедленно и позвонили. Под мощным прессом замполитовского НЛП тот сознался-таки в содеянном, раскаялся и заверил, что крыса жива и здорова, прекрасно себя чувствует, но очень уж скучает по Воркуте и своим хозяевам. 

Целую неделю, пока в Амдерме была нелётная погода, полковник Л. был с одной стороны рад, что крыса нашлась, с другой стороны переживал за то, что если нелётная погода продлится ещё неделю, то зампотыл-таки вернётся с отпуска и всё вот это вот вскроется. И ржач, который и так стоит на всю часть, достигнет совсем уж неприличных масштабов. Слава богу лётчики военно-транспортной авиации, тоже наверняка ржали, сверхотважные ребята, воспользовались малейшим просветом в погоде, и ведомый ими Ан-26, ревя винтами, взмыл в морозное небо Амдермы, унося с собой возможно самый необычный груз за всю историю ВТА.

На аэродроме Воркуты полковник Л. встречал борт со слезами на глазах. Водителю командирского уазика и пилотам он говорил, что это от ветра. Врал, конечно же.

А ещё через три дня приехали мы. И встречал нас всё тот же Л. с белым Зайцем на плече.

makcumka82

Про Faceit

Вчера попробовал играть в Фаситах. Со мной пробовали Валера @Por10o  и Витя @climhazzard. У Валеры горело из-за пинга, у меня горело потому что трезвый, у Вити особо вроде не горело может потому, что уже выпил.

Что, короче, могу сказать? За полтора часа любви с головушкой и интерфейсом Фасеита смогли сыграть два боя. Да. Сначала система просто отказывалась пускать в очередь. Без объяснений. Нет и всё тут. Потом вроде бы запустила, мы подождали, нам предложили карты, мы их покикали, опять подождали, система сказала матч готов – теперь идите в жёпу идите в клиент, мы пошли в клиент, там пришёл приглос в спецбой, мы в него вошли на полфёдора, снова подождали пока все подключатся, потом пока все выберут тачанки, опять немножко подождали начала боя, потом грузилась карта, отсчёт, тут мы выяснили, что играем семером против шестерых и победа у нас в кармане, а потом в один момент слили. Да.

Ну а потом начался цирк с понями. Заходим в очередь, нам находят соперника, мы жмём «Погнале!», но каждый раз находился один-два полудурка которые не умеют в нажатие кнопки «Погнале!», и каждый раз мятчмейкер прерывал подготовку танкового сражения ещё на этапе стратегического планирования. Этой такой хернёй мы маялись минут тридцать, наверное. Потом, во имя киберспорта, всем четырнадцати алексиям таки удалось нажать «Погнале!» в отведённое время, а командармы даже смогли уложиться в тайм лимит при кике карт, лишь однажды пройдя по красной линии дедлайна. Короче против нас были какие-то мущщины на ИС-6, ВАЗ112 и Супчиках. Стоит ли говорить, что тут мы опять слили? При этом у Валеры опять смищно полыхало от пинга, а я несмищно косяпорил на СДС пытаясь выцелить сисечки и сосочки у ИСа и Супчика. Витя не помню что делал. 

Выводы. Даже если рассматривать данный режим как фарм-режим, то облом будет сразу с двух концов палки. Но сначала про сам сайт. Верю, что кто-то разобрался в нём с первого входа уроды существуют. Но нормальным людям понять что, откуда, как вообще, и куда нажимать неочевидно совершенно. Вчера минут сорок мы тупо разбирались с интерфейсом, а Валера, к примеру, так и не смог найти в настройках русский язык он по-любому где-то на самом видном месте. Короче сайт не для средних умов.

Теперь обломы. Первое: за то время, которое мы провели в ожиданиях, наблюдая при этом приступы неконтролируемой имбецилии у игорьков насмотревшихся водомесов, а это полтора часа здорового алкоголизма, мы смогли провести лишь два боя. За те же полтора часа можно накатать рандомом десяток боёв и вывезти под полляма непахнущего серебра. А если удачно зайти в кэбэшечку, то и попоболее.

Второе: картошечка может, любит и умеет обсираться не только там, где её просят, но и там, где её вообще не ждут. Ну играло в эти несчастные Фасоиты полтора василия. Ну фармили они там по-тихому и мерилось письками в своём узком кружке. Но не такова картошечка, не может она позволить хоть какой-то части василиев получать удовольствие, не страдая при этом от припеканий. Тем более, когда они вероломно и нагло пытаются налюбить экономику. Всех и каждого осмелившегося попрать экономические устои цистерниевого рая необходимо накормить не только клубнями, но и ягодами с соланином. Введя ремонт бронированных повозок в спецбоях, минские специалисты сделали Фасит не нужным массовому пользователю. Шутка ли, с премом, на поражении, на Дедушке 3 нафармить минус 700, а на СДС нафармить минус 11 000.

Отдельный привет хочу передать водомесам раструбившим про данный баг данную фичу: Трамваю маршрута 921, Юше-нюше, Джову-Костику, ну и прочим причастным к этому обосрамсу. И в красках представляю себе какими словами сейчас их поминают василии лишённые своей маленькой доходной пискомерочки.

Спасибо-пожалуста.

makcumka82

АПЛ "Курск"

Не буду ничего про это писать. Просто молча выпью за них и за тех, кто вопреки всему служит в море.

 

А если почитать. То вот ссылочка: https://legal-alien.ru/akuly-iz-stali/glava-xiii/poslednij-pokhod

Пишет подводник служивший на СФ на 941 проекте, том, что у нас называют Акулой, а в НАТЕ Тайфуном.

makcumka82

Года полтора назад заболел малой. Кашлял, шоващще. Спали мы, в связи с этим, очень херово и постоянно просыпались. Ну все знают, я полагаю, сам можешь хоть кровью откашливать, но при этом с таким покерфейсом, типа "я ок, наливай ещё по сто". А вот когда кто-то близкий болеет - это ужас и трепет. Хочешь помочь, но всё что мог уже сделал, хочешь обнять его всего полностью, согреть и вылечить, и готов сам болеть, лишь бы любимый человек был здоров. Ну короче понятно, о чём я.

Так вот, под утро уже, жёпа приползает к нам в кровать. Ложится, кашляет. Потом садится, кашляет. Кашляет. Кашляет... И в какой-то момент он после кашля начинает вдыхать ртом и замирает. Просто ни кашля ни чего. Так вот "хык!" И только глаза как блюдца и челюсть стиснута. И не может вдохнуть. То есть пытается, но ничего не получается и слышен только тихий такой хрип. Скво в панике: "Андрей, Андрей! Андрей! Ты что?!" Я не могу сейчас воспроизвести ход своих мыслей, откуда какие выводы приходили в мою голову. Но помню, что делал всё очень быстро.

Подскакиваю к нему, пытаюсь разжать стиснутые зубы. Не поддаются.
- Андрей, рот открой! - и давлю на корни челюстей (ну фиг знает как это называется) - бестолку. 
- Андрей, рот открой! - тяну вниз нижнюю челюсть. Фиг там, сжимает, как тиски. А лицо у него уже не пойми то ли белое, то ли красное.
- Давай рот, Андрей, открывай! - у него слёзы из глаз, а в глазах испуг, ЖИВОТНЫЙ. И бесполезные попытки вдохнуть.
- АНДРЕЙ!! ОТКРОЙ!! РОТ!! - ловлю мгновение когда тиски чуть ослабевают, разжимаю напряжённые челюсти, палец в рот, язык на себя-вниз. 
"ЧПОК!" И сразу же громкий вдох аааахааааааааахахааххааа...
...
- Бляяяяяаать...

Сил нет вообще. Кое-как встал, дошёл до кухни, выпил воды и вернулся в комнату со стаканом для Скво. Жёпа рядом спит уже, свернувшись калачиком под цветастым одеялком. Скво в слезах. До сих пор когда вспоминаю об этом грудь щемит. Пи**ец просто.

А случилось, я думаю, вот что. Выкашлявшись в лёгких не осталось воздуха, они сжались, в них почти вакуум. На резком вдохе язык завалился назад и закрыл гортань, а так как атмосферное давление выше внутреннего, то язык сработал, как присоска, его уже просто так не убрать. Надо разжать челюсть и пальцем оттянуть язык от гортани.

Это я описал долго, а тогда всё это с физическими формулами промелькнуло в голове даже не за секунду. Ой бл*ть, не дай бог.

makcumka82

"Комсомолец"

Вчера было 7 апреля. 17 лет назад затонула лодка проекта 685 "Плавник" К-278 "Комсомолец". Ниже будет бесконечно много букв о нём.

Скрытый текст

Экипаж Ванина, как второй экипаж подводной лодки «Комсомолец», был сформирован на три года позже первого экипажа, и если первый экипаж был на борту этого уникального корабля чуть ли не со дня его закладки, то второй экипаж получил возможность иногда появляться на корабле только в 1987 году.

Сам же «Комсомолец» вошел в состав флота осенью 1984 года. С той поры на нем, как уже говорилось, все время находился первый экипаж.

Надо заметить, что сначала на «Комсомольце» второй экипаж планировался как технический. Так принято у американцев. У них два экипажа. Один – «золотой», другой – «голубой». Первый ходит в море, второй проводит межпо-ходовый ремонт корабля в базе и держит его у пирса до прихода первого экипажа из отпуска после похода.

Помню, как наш зам однажды приволок на экипаж самопальную брошюру, рожденную в недрах политического отдела. Называлась она «Американские подводники – кто они». Она ходила в экипаже по рукам. Мы ее прочитали и поняли, кто мы. Мы – никто.

Поход у американцев длится не более шестидесяти суток, а время восстановления – около семидесяти пяти. У нас поход может длиться девяносто суток, а потом – отпуск (время восстановления, если его дадут) тридцать суток плюс дорога в оба конца, кроме того, добавляются еще двадцать четыре дня один раз в год за особые условия службы и санаторий – двадцать четыре дня после каждого похода. То есть у нас вроде больше, но это только вроде. Это в идеале. А обычно отпуск не дают, или урезают, или вызывают через две недели, а санаторий дают при части, когда ты как бы в санатории, но на службу вызывают, а потом тебя сажают на корабль и дают тебе по жопе, чтоб про море не забывал. Вот примерно такая жизнь.

А у американцев семьдесят пять суток отдыха в Майами с семьями после каждой авто-номки. А у нас после похода должны предоставить только санаторий на двадцать четыре дня, а дальше, как уже было сказано, как повезет.

А что касается экипажа командира Ванина, то его в конце концов сделали не техническим, а вторым экипажем. То есть он все время учился, но редко попадал на борт того, что он все время учил. В промежутках он то что называется «привлекался к хозяйственным работам», а попросту – мел дороги.

Он все время мел дороги? Нет, он иногда и красил. Все мы красили и мели, кое-кто еще и рыл сточные канавы, грузил уголь, убирал снег, возил щебенку и облагораживал берега, но некоторые после этого еще и яростно в море ходили.

 

***

 

[] Экипажу Ванина не везло. Он в море появлялся не часто, а если ты больше метешь, чем в море ходишь, то постепенно, будь ты хоть семи пядей во лбу, число этих пядей у тебя уменьшается, а на их месте вырастает нечто и вовсе неприличное.

И потом, люди, желающие плавать, из экипажа уходят, а приходят те, кто желает мести.

Экипаж Ванина в 1987 году, как говорят очевидцы, наплавал всего. тридцать два дня.

Правда, здорово?

Меня все время спрашивают: чем наши лодки отличаются от американских. На что я отвечаю, что они отличаются примерно тем, чем отличаются наши «Жигули» от «Ауди».

«Комсомольца» это все не касается. Это был действительно уникальный корабль, имеющий титановый корпус, погружающийся на глубину в тысячу метров.

Это был практически неуязвимый корабль. Погрузился на километр – и никто тебя там не достанет. Но.

Есть одно «но». Этот корабль сделан был у нас. То есть в чем-то он был уникален, в чем-то уязвим. И уязвим он был в том, что внутри у него была наша техника.

Вы знаете, что даже два болта, на которых висит табличка «Сделано в СССР», не могут быть одинаковыми? Они отличаются на какие-то доли микрона. И резьба у них отличается. Это означает только то, что от вибрации они будут раскручиваться неодинаково. Вот в Германии эти болты сделают такими, что они будут откручиваться вместе, а у нас – нет. И так у нас все. Нет одинаковых приборов, нет одинаковых установок, нет одинаковых клапанов, нет одинаковых двигателей, преобразователей, линий валов, гребных винтов. Все они уникальны, ко всем надо привыкнуть, приноровиться. И лодок одного проекта одинаковых нет – все имеют некоторые особенности. Назовем это характером. То есть верно, что у каждой лодки в Советском Союзе (а теперь и в России) был свой характер. Мало того, как уже говорилось, и каждый механизм или прибор на этой лодке имел свой характер. И о нем хорошо знали только те подводники, что плавали на этом корабле не раз и не два.

Надо было быть первым экипажем, чтобы все знать, или надо было проплавать на корабле года три, причем непрерывно.

А экипаж Ванина проплавал в 1987 году только тридцать два дня, повторимся от скудоумия.

Вот если сравнить это с молодым водителем на дорогах нашей страны, то молодой водитель приклеивает себе на заднее стекло такую круглую бирочку «У» и ездит так целых два года, а тут – тридцать два дня.

В 1988 году второй экипаж около месяца держал корабль, отрабатывая задачу Л-1.

Потом он сходил в море на две недели, выполнив кое-какие элементы других задач, после чего корабль принял первый экипаж, направившийся на нем на боевую службы, а второй экипаж поехал в отпуск, после которого он уже в третий раз поехал на учебу в учебный центр ВМФ.

После полугодового перерыва экипажу Ванина следовало все задачи сдавать заново, но начальство времени на это дело ему не предоставило. Контрольная проверка по первой задаче прошла (внимательно следите за цифрами) за один день, и за трое суток в море они сдали вторую задачу. Потом – межпоходовый ремонт, и за шесть ходовых дней они еще кое-что досдали.

В 1988 году экипаж Ванина находился в море в течение двадцати четырех суток.

Таким образом, 28 февраля уже 1989 года «К-278» вышла в поход на девяносто суток со вторым экипажем капитана первого ранга Ванина, наплававшим к этому моменту всего-то ничего.

Это бы уникальный поход. Большинство офицеров и мичманов на этом экипаже имели опыт плавания на этом корабле не более семидесяти суток, а некоторые вообще служили на других проектах. То есть чуть чего – и они не знают, куда бежать и где герметизировать.

И дело даже не в том, сколько и кто на лодке плавал. Можно проплавать двадцать лет и быть совершенным веником. Просто на лодке у тебя должно возникнуть такое чувство, что ты и лодка – одно целое. Нужно то что называется ее чувствовать, ощущать как живое существо быть с ней заодно.

Вот лежу я в каюте и вроде бы сплю, но потряси меня за плечо, и я уже знаю, что и где случилось. А пока я иду на пост, я уже понимаю, какие аппараты вышли на какой режим; а что там с реактором, я знаю по жужжанию люминесцентных ламп; я знаю, какая у нас радиация в реакторном и сколько кислорода по лодке и так далее и тому подобное.

Я для лодки свой, понимаете. Она меня приняла. Она делится со мной своими настроениями, желаниями, ощущениями.

Это приходит не сразу. Ты не сразу чувствуешь лодку. Надо с ней сплаваться, спаяться: ты и она – одно и то же. Это все равно что снайпер в момент выстрела составляет единое целое не только со своим оружием, но и с пулей, что вылетает из его ствола. Это очень необычное ощущение. Ты и железо…

Вот если командир не появляется в центральном посту за несколько минут до аварии, значит, это не тот командир. Наш появлялся именно так. Он приходил, он садился, он вставал, он шлялся из угла в угол, а потом: «Аварийная тревога! Пожар в четвертом! Горит!..» – да что бы там ни горело, он был на месте, и его будто бы отпускало, он даже лицом светлел, он был бодр, энергичен, быстр, решителен – он был на своем месте и при деле – он спасал корабль.

Возникало ли такое чувство у экипажа Ванина? Чувствовал ли сам командир свой корабль? Что он вообще в ту минуту чувствовал – страх, тоску сердечную, разочарование? Или он действовал, действовал, действовал до шума в ушах, до колотья в груди, когда пот течет ручьями?

Мы это никогда не узнаем. Он погиб, как и большая часть его экипажа.

 

***

            Пожар на «Комсомольце» произошел в кормовом седьмом отсеке на тридцать восьмые сутки похода.

            Потом оставшиеся в живых вспомнят, что еще на контрольном выходе в седьмом отсеке содержание кислорода частенько доходило до тридцати процентов.

           Надо вам сказать, ребята, что существует такая штука, как дозатор. Она, эта штука, работает в паре со стационарным прибором по замеру кислорода. Его, тот дозатор, можно настроить на любую концентрацию. Достигает содержание кислорода в отсеке отметки, к примеру, в двадцать три процента, и дозатор перекрывает поступление кислорода от кислородной установки в отсек, падает содержание кислорода в отсеке ниже девятнадцати – дозатор открывает путь кислороду.

Но они очень капризные, эти дозаторы, черт их подери, и частенько залипают или в верхнем, или в нижнем положении. То есть техника, как мы уже и говорили, внутри уникальной подводной лодки далека от совершенства.

Даже лучше сказать так: вся наша техника, мягко говоря, далека от совершенства. Совершенными у нас могут быть только какие-то отдельные узлы и детали.

Или корабль. Например, такой корабль, как «Комсомолец» был уникальным (не устаем повторять), а вот то, что должно было обеспечивать его живучесть и непотопляемость, – нет. Вот поэтому на лодке – для непосвященных – и держат людей.

Для того ей и дан экипаж, который берет на себя все несовершенство отдельных механизмов и деталей и доводит его непрерывным несением вахты до состояния совершенства, каким и обладает уникальный корабль (здорово сказал).

Означают все эти витиеватые словеса следующее: экипаж должен был следить за содержанием кислорода в каждом отсеке (особенно если что-то с кислородом не так).

Он каждый час должен за этим следить и докладывать он должен в центральный пост, а уже там, в этом замечательном центральном посту, ведется целая графа в журнале, где все это и учитывается, и обдумывается, анализируется, после чего и принимаются решения.

 

***

          А вообще-то удивительно. На контрольном выходе у тебя на лодке в кормовом отсеке больше тридцати процентов кислорода, и это никого не волнует. Просто какая-то потеря всеми частички ума. Я этого не понимаю. То есть я этого вообще не понимаю. Где был начхим? Где был старпом? Где был командир БЧ-5? Где были вахтенные? А командир-то где был? И вообще, где были все? Чудеса, чудеса, да и только…

 

***

       

Содержание кислорода в тридцать и более процентов в маленьком кормовом отсеке очень опасно. Пожар, как рассказывают потом очевидцы, возникает всегда неизвестно отчего, но бывает большим, объемным.

А в седьмом отсеке «Комсомольца» было чему гореть. Одна только цистерна турбинного масла чего стоит.

Такие пожары, происходящие из-за того, что содержание кислорода в отсеке под тридцать и более процентов, уже бывали.

18 июня 1984 года «К-131» (проекта 675) возвращалась с боевой службы.

В восьмом отсеке произошел пожар. Мичман Трубицин работал с электроточилом.

          Искра – и на мичмане, а затем и находившихся рядом моряках загорелась одежда. Двое подводников выбежали в соседний седьмой отсек и перенесли огонь и туда. Горело все. Казалось, что горит сам воздух. В огне погибло тринадцать человек.

 

***

 

 

Я видел отчет этой лодки за поход. В нем есть специальная таблица, где проставлено содержание кислорода и углекислого газа в каждом отсеке на каждые сутки похода.

Там везде стоит: содержание кислорода – 25, содержание углекислого газа (а теперь внимание) – 0.5.

Вот это фантастика. Такого не бывает. На лодках проекта 675 поступление кислорода в отсеки и удаление из них углекислого газа осуществляется средствами химической регенерации воздуха. Это специальные пластины, и у них есть особенности: двадцать пять процентов по кислороду они способны держать в отсеках только при содержании углекислоты на уровне 0.8, причем только что-то около часа, а потом уверенный рост: 1–1.2 процента.

Но если хочется получить 0.5 по углекислоте, то за это надо платить. В этом случае пластин расходуется больше, а кислородная планка неумолимо ползет вверх.

И тридцать процентов по кислороду в отсеке при углекислоте в полпроцента, особенно в конце похода, – это далеко не предел.

В отчете были указаны неверные цифры. Перерасход пластин химической регенерации и низкий процент по углекислому газу позволили построить график. По этому графику выходило, что каждый день в этом походе в отсеках лодки «К-131» накапливался кислород. И в конце всех концов он перешагнул-таки за тридцать процентов, а потом было и тридцать пять, тридцать шесть, тридцать семь.

Мы же говорили: кислород сначала накапливается, а потом уже, когда кислородом пропитывается буквально все (одежда, люди, смазки, краски, механизмы), достаточно одной только искры, и тогда будет гореть все – даже воздух.

На «К-131» это произошло в конце похода, на «Комсомольце» – на тридцать восьмые сутки.

 

***

А я плавал на лодке 667-А проекта, и у нас как раз вечно не хватало кислорода. Электролизная кислородная установка «К-3» давала только три куба кислорода в час. Видите ли, в покое, то есть сидя, человек потребляет 25 литров кислорода в час.

Зная производительность кислородной установки, легко можно рассчитать то число человек, которые и может обеспечить эта установка, – 120 человек. Но это только сидя, а если они встанут, то потребление кислорода вырастет до 30 литров.

Надо сказать, что на лодке, в походе, не только иногда встают, но и ходят, бродят, а порой даже носятся как угорелые. То есть три куба кислорода на 120 человек– это мало.

А если в поход пойдут 125 человек или 130? Кислород в таких случаях, особенно в носовых отсеках, не поднимается выше 19.5. А углекислоты при этом бывает 0.3—05.

Содержание кислорода в 19.5 процентов чувствуют только люди с ишемической болезнью. Они начинают задыхаться. Для остальных, как говорят медики, эти условия приемлемы. Возникает эффект норы: там повышенное содержание углекислоты (0.5) и пониженное содержание кислорода (19.5). К норе человечество привыкало миллионы лет, так что на самочувствии здоровых людей это никак не отражается.

А вот содержание кислорода 21 и выше, при углекислоте 0.5, как уверяют те же медики, на здоровье отражается. Эти условия для жизни хуже, потому что нарушены условия норы. В общем, плавали мы на своей лодке и изо всех сил старались довести содержание кислорода в носовых отсеках хотя бы до 20 процентов.

Для чего частенько вручную перекрывали кислород в корму.

Там, в корме, на вахте, большую часть времени находятся только два человека, так что кислород там у нас доходил до 22.5.

Вот мы корму и прикрывали, и тогда содержание кислорода снижалось до 20 процентов только за несколько дней. Все это мы делали, чтоб, повторюсь, перенаправить кислород в нос. Вот такая была чехарда, но, что самое удивительное, 19.5 процентов кислорода – и у вас резко снижается возможность возникновения возгорания. Мелкие возгорания были – на камбузе масло коки на плиту плеснут или задымит фильтр ФМТ-200Г от перегрева (автоматика не сработает), но сильных пожаров на лодках этого проекта не было никогда.

 

***

Но вернемся к «Комсомольцу».

В 11 часов 06 минут 7 апреля 1989 года на тридцать восьмые сутки похода прозвучал сигнал аварийной тревоги: «Аварийная тревога! Пожар в седьмом отсеке!»

Аварийная тревога была объявлена после того, как в 11.03 из седьмого отсека поступил сигнал: «Температура выше +70. Понижено сопротивление изоляции силовой сети».

Сигнал поступил автоматически.

Вахтенный седьмого отсека старший матрос Бухникашвили на связь не выходил, на вызов не отвечал. Мичман Колотилин доложил, что в шестой отсек из седьмого просачивается дым. По приказанию ГКП он дал огнегаситель из шестого отсека в седьмой.

Лодка всплыла, продув главный балласт. В 11.20 был отдраен верхний рубочный люк.

Что же было потом? До 12.00 пожар в седьмом отсеке не утихал. Он превратился в очень большой пожар и перекинулся в шестой отсек. Давление в этих отсеках поднялось до 13.5 атмосфер. А потом? А потом началась разгерметизация прочного корпуса лодки в районе седьмого отсека и прилегающей к нему концевой ЦГБ. До 13.30 пожар затих, давление с аварийных отсеков самопроизвольно снялось, а кормовая группа ЦГБ заполнялась забортной водой. Заполнялись не только они, но и шестой и седьмой отсеки. К 17 часам 10 минутам дифферент достиг своего предела, лодка встала на попа и кормой ушла на дно, а люди с верхней палубы посыпались в воду.

***

На «Комсомольце» стояла установка «К-4». Она вырабатывала кислород. Четыре кубометра в час. У нас стояла установка «К-3», и она вырабатывала три куба. Помните, я делал расчет: трех кубов хватает для обеспечения 120 человек из расчета потребления ими двадцати пяти литров кислорода в час в спокойном состоянии.

А теперь вспомним, что по штату на «Комсомольце» было шестьдесят четыре человека, а в поход пошли шестьдесят девять. То есть кислород для всей этой оравы вполне могла дать не установка «К-4», а «К-3», вырабатывающая на один кубометр кислорода меньше.

Когда я спрашивал у начальства, почему на «Комсомолец» поставили установку гораздо большей производительности, мне отвечали, что установки «К-3» устарели, и установки «К-4» гораздо новее, у них и автоматика лучше, да и больше ее, этой самой автоматики.

– Но ведь она тогда будет работать на пониженных параметрах! – сказал я.

– Да! – ответили мне. – Ну и что? Там автоматика не даст ей разогнаться. Дозатор прикроет подачу кислорода в отсек. Вот и все.

Вот и все. Дозатор. Но он же часто залипает, выходит из строя. У нас это было сплошь и рядом. Для получения кислорода в электролизной установке в качестве электролита используется раствор щелочи, едкого калия (КОН), и, несмотря на то что есть фильтры, все равно пары щелочи уносятся в кислородную магистраль и, охлаждаясь, оседают на внутренней поверхности труб, в том числе и в дозаторе, который потом выходит из строя. Надо его снимать и чистить. Надо и всю магистраль от щелочи мыть. Это еще та работа. Вы никогда не мыли магистраль от щелочи? Магистраль заполняется дистиллированной водой, а потом воздухом среднего давления все это поддувается и. на той стороне как плюхнет щелочью! Хорошо, если не в рожу, но чаще – в рожу, потому что не успеваешь отреагировать.

Мы что только не делали, чтоб только у нас не скапливалась щелочь в магистрали.

Ее отложение на внутренней поверхности труб увеличивало путевые сопротивления, а это означало, что автоматика воспринимала это увеличение как дополнительный дозатор и снижало электрическую нагрузку на электролизер. У нас кислорода не хватает, а тут она еще и нагрузку снижает! Мы на своей «азухе» (подводная лодка 667-А проекта) боролись с этим как могли.

А на «Комсомольце» и бороться не надо было. Там кислород просто пер. В носовых отсеках было не меньше 22.5 процентов, не говоря уже о корме. Там вся надежда была на дозатор. А если он все время в отрытом положении? Представьте себе, что у вас кислородная установка работает на пониженных параметрах, потому что то там, то тут у нее закрываются дозаторы по отсекам. Производительность у нее замечательная, но такая производительность нужна только в том случае, если у тебя на борту не один экипаж, а целых два.

Повторимся: не шестьдесят четыре человека, а сто двадцать восемь.

Да и в этом случае четырех кубов кислорода с лихвой хватает, чтоб держать в носовых отсеках по 22.5 процента – и все равно при этом половина дозаторов закрыты. И вдруг у вас в корме один дозатор отрывается навсегда. Это просто праздник для установки «К-4». Она взвывает от счастья. Наконец-то в ее услугах очень нуждаются. Она за сутки в небольшом седьмом отсеке при наличии там всего одного вахтенного забабахает вам тридцать процентов.

Слушайте, ну сделали вы уникальный корабль, молодцы, сделали, ну неужели нельзя было еще немного пострадать и заказать (для уникального корабля) неординарную, уникальную кислородную установку?

Такую, чтоб она не выла от счастья, когда у нее дозатор в корму не закрывается.

Нельзя! Ставим на уникальный корабль то, что есть под руками.

И предупреждаем: экипаж, вы там смотрите не спите, не лежите, ведите наблюдение за дозатором, бегайте в корму и замеряйте все это переносным прибором.

Лучше каждый час или раз в полчаса.

ТАК ЭТО Ж ТАК ЧОКНУТЬСЯ МОЖНО С ВАШЕЙ АВТОМАТИКОЙ, ТАК ВАШУ МАТЬ!!!

Ничего. Не чокнетесь.

***

Оказывается, еще за пятнадцать минут до объявления аварийной тревоги происходили несанкционированные провалы напряжения в сети 220 вольт 400 герц. И еще: мичмана Колотилина послали подать ЛОХ в седьмой отсек в 11.03, а аварийную тревогу объявили в 11.06. То есть еще до объявления тревоги центральный пост знал, что в седьмом пожар.

Вот это да!

Есть у нас такой документ, как руководство по борьбе за живучесть (РБЖ-ПЛ-82), так вот в нем, как и во всех предыдущих РБЖ, написано, что аварийная тревога подается вахтенным в отсеке или первым заметившим что-то неладное, будь то пожар, вода, дым, гарь или просто посторонний запах. Запахло чем-то в отсеке – ори: «Аварийная тревога! Пожар в таком-то отсеке!» – и пусть ничего там нет, пусть просто сорвало холодильную машину и подгорает резина на двухходовых клапанах, все равно объявивший пусть даже ложную тревогу поощрялся. Никто ему ни слова не говорил, а старпом перед строем вахты рассказывал, что именно так и надо действовать:

– Пусть лучше будет сто ложных тревог, чем мы провороним одну натуральную!

Вот такое было отношение. И все бегали по тревоге, как белки по веткам и как гиббоны по лианам – в трусах, без трусов, прямо с койки.

У нас командир прибегал в центральный в неглиже – ничего страшного, потом, после тревоги, он говорил:

– Пойду штаны надену!

А вахтенные отсеков были отработаны на любой шорох, не говоря уже о повышении кислорода до такой величины, что шкалы прибора в тридцать процентов не хватает. Да они бы у меня умерли от ужаса двадцать раз подряд.

Они – простые матросы – подняли бы и поставили на уши весь центральный. Отработаны были на крик «Аварийная тревога!», как механизмы. И им все равно, кто там был в центральном посту: командир или сам Господь Бог, а все потому, что каждый вахтенный знал, что по РБЖ ОН ГЛАВНЫЙ В ОТСЕКЕ ВО ВРЕМЯ НЕСЕНИЯ ВАХТЫ!

ОН! ОН! ОН!

И на него вся надежда.

И его задача: предупредить об опасности. Все! Другие задачи на втором плане.

[]

***

И почему ГКП принял решение всплывать после объявления аварийной тревоги на глубину 50 метров? Почему именно 50? Почему не 60 и не 40? В РБЖ вообще сказано, что, если ты не знаешь, что там творится в этом несчастном аварийном отсеке, – смело всплывай в надводное положение, только в надводное положение и ни в какое другое.

***

Пожар на «Комсомольце» был такой силы, что вокруг его кормы кипела забортная вода.

Дело усугубилось еще и тем, что от высокой температуры арматура воздуха высокого давления (ВВД) потеряла герметичность, и в аварийные отсеки все время поступал свежий воздух.

Почему же она потеряла герметичность?

Есть такие клапаны ВВД, а в них есть такие полиамидные прокладки. Так вот, от высокой температуры они, скорее всего, не то чтобы расплавились, они просто испарились. Ну, может быть, надо ставить другие прокладки, не способные расплавляться и испаряться? Конечно надо, а еще хорошо бы с началом пожара отключить от системы ВВД поврежденные трубопроводы и даже стравить за борт запас воздуха из баллонов, подключенных к аварийному участку.

Поступление ВВД в аварийные отсеки было обнаружено через пятнадцать минут после начала пожара, и еще почти сорок минут в горящие отсеки шел воздух. Только в 12.00 с ГКП приказали закрыть клапаны носовых баллонов ВВД, и только после этого пожар начал затухать.

И еще: клапаны-то закрыли, но три трубопровода, по которым шел воздух, не перекрыли, и по ним из аварийных отсеков потом пришел угарный газ. Люди в пятом, третьем и во втором отсеках подключались к специальной общекорабельной системе защиты органов дыхания под названием СДС (стационарная дыхательная система) со шланговыми дыхательными аппаратами (ШДА), и… по трубопроводам вместо чистого воздуха к ним пришла смерть.

***

Все началось с 1982 года. Умер Брежнев, и напряжение спало. А до этого к нам приезжал маршал Ахромеев и говорил:

– Ребята, вы себе не представляете, как мы близко от войны!

И мы начинали себе представлять: ни сна, ни отдыха, и командиры от всех этих дел в обморок падают, не говоря уже обо всех остальных.

С 1977 года по 1982 количество походов увеличилось вдвое. Мы стали ходить в море по 240–260 суток годовых, а некоторым удавалось сходить и 280–300. А как вам понравится автономка на дизельных лодках в 14 месяцев? Правда, они всплывали, они заходили в порты Югославии на ремонт, но это все равно не дом, это все равно вода и вонь отсеков.

Не хватало кораблей – штамповали подводные лодки. У нас было в два раза больше лодок, чем у американцев, а потом их стало еще больше.

Не хватает экипажей – не отпускать экипажи в отпуск.

Не хватает командиров, помощников, старпомов – набрать их из кого попало.

И набирали.

Мой бывший командир роты еще в 1977 году говорил мне:

– Флот идет к катастрофам. У нас будут жуткие катастрофы, вот увидишь!

– Почему вы так думаете? – спрашивал я.

– Потому что нельзя так относиться к человеку!

Да, нельзя так относиться к человеку. Потому что потом, когда-то, наступает «все», потом наступает апатия. Ничего и никому не надо. И привычка к апатии – ничего и никому вообще и никогда – становится нормой.

В последнюю автономку я сходил уже в 1990 году. Было видно, что люди теряют то, что называлось у нас профессионализмом. Я ходил от 1-го ЦНИИ ВМФ. Мы искали на лодках озон. Померещилось, что он там есть и что от него лодки наши и горят, вот мы и искали. Озон мы не нашли, хоть и замеряли его каждый день и каждый час на каждой палубе в каждом из отсеков. Так вот, с первых же часов под водой я заметил, что некоторые углекислотные регенераторы в третьем отсеке выключены. Спрашиваю у начхима:

– Почему?

– Экономия, – говорит, – моторесурса!

– Какая экономия, у тебя же люди дышат! Вот такие дела. И всех это устраивало. В нарушение всего не включаются в работу механизмы, и это не беспокоит ни командира БЧ-5, ни командование корабля.

А что было с флотом дальше, когда начали продавать все подряд, – это, ребята, дела страшные.

Но вернемся к «Комсомольцу».

***

С 12.00 до 13.30 ГКП выяснял обстановку в кормовых отсеках. Там находились двенадцать человек. Громкоговорящая связь с кормовыми отсеками вышла из строя. По безбатарейному телефону они тоже не выходили на связь.

Эх, связь, связь! И почему она пропадает тогда, когда она нужнее всего? Конструкторы, создатели уникальных подводных лодок, может быть, вы знаете ответ на этот вопрос?

В 12.06 ГКП направляет в кормовые отсеки двух офицеров – капитана третьего ранга Юдина и лейтенанта Третьякова. В шестом отсеке они нашли и вывели из него лейтенанта Махоту и мичмана Валявина. Махота и Валявин отдышались и отправились на помощь людям в пятый отсек. Дверь тамбур-шлюза они выбили ногами, вошли и обнаружили перед ней восемь человек. Шестеро были включены в ИДА, двое – в ШДА. Шестеро вышли из отсека сами, двоих, включенных в ШДА, спасти не удалось – угарный газ.

Угарный газ пришел и в третий отсек.

Он пришел не только от питающего ШДА коллектора ВВД, заполненного после стравливания воздуха продуктами горения.

Угарный газ пришел и по воздушным трубопроводам дифферентовочной системы.

Они имели запорные клапаны в кормовой части третьего отсека, но перекрыты эти клапаны не были.

Можно ли винить в этом людей? Можно. Конечно можно. А кого еще винить? Кого еще у нас можно винить? Поставлены люди, которым вменено в обязанность в любом состоянии и даже безо всякого состояния перекрыть клапаны в корму, а они, глотнув угарного газа, ничего не перекрыли – вот ведь беда.

Когда гибнет все вокруг, то, наверное, надо быть железным человеком, чтобы все помнить и все предусмотреть.

Или тренироваться надо. Годами.

Тренируешься годами, а придет беда – и заметался по отсеку.

Надо только спокойно метаться. Успокоиться надо. Сердце унять.

А в отсеке все рушится, все горит, люди руками рвут на себе маски ИДА-59.

Можно, конечно, подключиться к аппарату и без масок, и пока ты все это проделываешь, то хорошо бы еще и клапаны в корму перекрыть.

Кто-то может это сделать после того, как у него в руках рвется маска, а кто-то не может.

Нет у нас команды «Спасайся, кто может!»

Решение на оставление корабля экипажем принимает командир, командир, командир.

А командиры у нас обычно идут под суд, так что они сражаются до последнего. То есть – падаем в воду в нижнем белье.

Дифферент на корму стремительно нарастал. В 16.45 – 3.5 градуса, в 17.00 – уже 6.3. В 17.03–17.05 корабль начал опрокидываться на корму и затонул, имея неизрасходованный запас ВВД (25 %), исправные компрессоры и главный осушительный насос (ГОН), так ни разу и не включившийся в работу. А дизель-генератор, обслуживаемый командиром электротехнического дивизиона капитаном третьего ранга Анатолием Испенковым, работал до конца. Он и ушел с ним под воду.

Анатолий Испенков так и не узнал, что экипаж покинул тонущий корабль.

***

Мог ли ГКП сделать что-либо для того, чтобы поддержать лодку на плаву? Мог.

Сделав вывод о том, что в корму поступает вода, потому что избыточное давление с кормы стравливается, осадка меняется и нарастает дифферент, надо было прежде всего использовать ГОН для осушения отсека, а затем, когда отсеки окончательно остынут, можно было послать туда аварийную партию для заделки разгерметизированных отверстий. И потом надо было бы подключить весь оставшийся запас ВВД к системе продувания кормовых ЦГБ и поддувать их до последнего. И еще – компрессоры же исправны, дизель-генератор работает, аккумуляторная батарея в строю, так что можно было пополнять запасы ВВД.

Конечно, можно обвинять ГКП в том, что он ничего не сделал для спасения корабля.

Но они сделали все, что сумели, а если не сделали, значит, не сумели.

Люди могут быть замечательными, прекрасными, и в обычной обстановке они все бы сделали правильно.

Они все сделали бы правильно за партами, в учебном центре, на земле.

А вот там – в море, при пожаре, с отравой вместо воздуха – не смогли. Увы вам!

Тридцать два дня в море в 1987 году – это, ребята, очень мало.

Это я вам говорю, господа штабы! Так нельзя, понимаете? Нельзя так, суки! Останься Ванин в живых, и его отдали бы под суд, и он это знал. Нет, не вы, господа штабы, оказались бы на скамье подсудимых, а он – командир Ванин.

***

Они даже гидрокостюмы на себя не надели – это просто я даже не знаю что!

Ведь надень на себя водолазное белье, гидрокостюм и этот дебильный ИДА-59, поддуй гидрокостюм из баллончиков на ноге и падай за борт. Будешь плавать, как подушка, раскинув руки, – переохлаждение не грозит. Многие же погибли от переохлаждения. Цеплялись за этот идиотский плот и умирали в воде.

 

Всего же погибли сорок два человека.

***

Поймите, нельзя, нельзя, нельзя! Не должно быть так: сели для спасения в специальную всплывающую камеру под названием ВСК, взяли в руки инструкцию по ее эксплуатации и начали читать про то, как надо в ней спасаться!

Надо знать каждый вентиль, и каждый клапан, и всю последовательность операции по спасению. Это должен знать каждый офицер, каждый мичман и каждый матрос. И еще не просто так должны подаваться команды: «Все наверх! Спасайтесь!» – а следует вынести наверх водолазное белье и специальные гидрокостюмы, снабдить их баллончиками для поддува и приготовить индивидуальные дыхательные аппараты. Все свободные от участия в борьбе за живучесть должны участвовать во всех этих приготовлениях, и руководить всем этим должен ГКП. И бесполезно говорить: «Наш экипаж знал корабль!» – если первичные мероприятия по борьбе за живучесть не выполнены. Ты хоть до утра пой о том, какой ты хороший специалист, но если у тебя ВВД поступает в отсек сорок минут, а для того, чтоб это прекратить, надо всего лишь в нужном месте закрыть нужные подволочные клапаны, то извини, ты не специалист, ты что-то другое.

***

Они не приготовили ни водолазное снаряжение, ни людей, они не управились с плотами. Потому что не надо было доставать их из контейнеров, достаточно было сделать кое-какие несложные манипуляции, и плот бы (строго по инструкции) падал в воду и раскрывался, после чего люди (по сухому) переходили бы на него с корабля.

И со всплывающей камерой (ВСК), предназначенной для спасения всего экипажа, они тоже не управились – не получилось у них правильно закрыть за собой нижний рубочный люк, находящийся в прочном корпусе лодки.

Там все не просто так. Там надо было сначала демонтировать шланг подачи воздуха от ВСД (воздух среднего давления) – его наладили для проведения оксигенобаротерапии отравленным угарным газом – а потом снять трап.

То есть люди, некоторое время пребывавшие в кошмаре наяву, да еще и с угарным газом в легких, должны были искать где-то ключи, потому что ключи еще надо найти, они у заведующего всего этого заведования где-то за-ныканы, а сам заведующий уже где-то давно загнулся; так вот, надо было найти ключи с их помощью снять трап.

Вы никогда не снимали трап? Я снимал. Когда-то он снимается, как мама велела, а когда-то – никогда, ни в какую, хоть все руки обломай.

Это только в фантастических фильмах нажал кнопку, и дверь закрылась, а у нас (конструкторы, где вы?) все вручную – нажал кнопку, и спина мокрая.

***

В 16.20 попытались снять давление с шестого и седьмого отсеков. Переборки стали остывать. Как только попытались стравить воздух из пятого отсека в шестой, из шестого повалил дым.

В это время с самолета запросили о жертвах. Ванин сказал:

– У нас погибших четверо!

На что командир БЧ-5 Бабенко закричал ему:

– Что ты их раньше времени хоронишь! Там, в шестом, можно спрятаться за насосом. Я учил этому Колотилина! И Бухникашвили наверняка там! Надо только стравить воздух с шестого!

Тогда на самолет доложили:

– У нас погибших двое!

Трогательно, конечно. Погибая, они не хотели верить в гибель товарищей.

С 16.20 дифферент на корму начал нарастать, а потом… лодка пошла на дно.

С погружением лодки во всплывающей камере (ВСК) собрались пять человек: Ванин, Юдин, Краснобаев, Черников, Слюсаренко. В живых остался один Слюсаренко.

ВСК отделилась от корабля только после удара о грунт.

***

 […] Оперативная служба Северного флота в 11.44 получила искаженный сигнал с «Комсомольца». В 11.55 они его расшифровали: авария и пожар на подводной лодке. Не сразу, не вдруг, не в «считанные минуты», а через 11 минут в 12.06 спасательное судно «Карабах» и спасательный буксир СБ-406 начали движение в район аварии К-278. И только через 47 минут, в 12.42 КП Северного флота запросил информацию в управлении «Севрыба» о возможности отправки в район одной из плавбаз. В 12.50 КП Северного флота принял решение направить туда плавбазу «Алексей Хлобыстин». В 13.15, через 1 час 15 минут после расшифровки сигнала об аварии, капитан плавбазы получил радиограмму с этим решением. Он сразу взял нужный курс.

***

Они плавали в ледяной воде. Они цеплялись за плот и друг за друга.

Они умирали. Молча. Ни одного лишнего слова. Вот только глаза. Глаза говорили все.

Они один за другим уходили под воду.

Те, что все выдержали, вспоминали жен, детей, дом. Они твердили себе, что дома их ждут, что им нельзя умирать. Они подбадривали друг друга, кричали: «Спасатели уже идут!»

В такой воде можно находиться от шести до пятнадцати минут – и все.

Сердце не выдерживает. В такой воде они находились почти час.

***

Могли ли их спасти норвежцы? Могли. Норвежский корабль береговой охраны «Andenes» мог оказаться рядом с К-278 через 4 часа 30 минут.

Даже если б он начал движение одновременно со спасателем «Карабах» в 12.06, он был бы у «Комсомольца» в 16.36. Только кто бы их попросил бы, этих норвежцев, о помощи? На это наше командование просто не способно. Оно своих будет спасать само, а они этого спасения будут дожидаться в ледяной воде. Всего-то три градуса.

***

Кстати, о своих. Ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-84 (проект 667-БДРМ) нес боевую службу в этом районе. 7 апреля он получил сообщение об аварии на «Комсомольце». Расстояние между ними не превышало пятидесяти миль. Подводный ракетный крейсер К-84 мог преодолеть это расстояние за два часа. Спасли бы как минимум тридцать пять жизней.

Но не преодолел. Команды не поступило.

От кого не поступило команды? От главкома ВМФ.

Человеческая жизнь, ребята (так, на всякий случай, повторюсь, не возражаете?), ничего у нас не стоит. Она и не стоила никогда и ничего.

А в авариях флот будет обвинять конструкторов и судостроителей, а те будут обвинять флот, и ничего с места не сдвинется.

Это у нас навсегда. Только с каждым годом все страшнее.

 

Такие дела

Скрытый текст

Текст подводника и писателя Александра Покровского.

makcumka82

Йа сегодня просыпаюсь такой, первая мысль: "бл*** надо же будильник включить, а то ж не сработает в субботу." Ну и чо? Беру телефон, включаю будильник и у*****юсь спать. И ВДРУГ вторая мысль: "А КАКОВА ЭТА Х*** ДО СЛЕДУЮЩЕГО СИГНАЛА БУДИЛЬНИКА ЕЩЁ 47 ч. 28 м.?!!" 
Беру телефон, ну и что вы думаете? Пол-часа проспал. На элитную электричку спешить не стал, поехал на элитном автобусе.

makcumka82

Вкус языка

Я сейчас всё больше классическую русскую литературу читаю, великих писателей. Всё то, что в школе не читал, потому как раззвиздяй и троечник. Всё, что осилил в школе: Отцы и дети - это понятно бунтующий юный организм идущий против системы, нигилизм и противопоставление поколений; потом ещё Евгений Онегин - в это я просто влюбился и перечитывал потом неоднократно и даже сыну на ночь читал; а третье это Мастер и Маргарита - тут просто без комментариев. Но в оправдание себе тогдашнему, я теперешний говорю: Что можно понять в Карениной в 15 лет? Что вынести? И право, ведь это совсем не детская литература.

 

И вот теперь я созрел. Не скажу что дойду когда-нибудь до Войны и мира, но школьную программу, по-хорошему, надо бы осилить.

 

"- Ну что ж, поедешь нынче вечером к нашим, к Щербацким то есть? - сказал он, отодвигая пустые шершавые раковины, придвигая сыр и значительно блестя глазами."
Как вкусно написано! "Значительно блестя глазами". Я восхищаюсь. В том, старом языке слова соединяются с совершенным изяществом и благородством. Сейчас такое редко где увидишь. А тот язык, кажется можно трогать.

Или вот это:

"- Были, ma chere. Они нас звали с мужем обедать, и мне сказали, что соус на этом обеде стоил тысячу рублей, - громко говорила княгиня Мягкая, чувствуя, что все её слушают, - и очень гадкий соус, что-то зелёное. Надо было их позвать, и я сделала соус на восемьдесят пять копеек, и все были очень довольны. Я не могу делать тысячерублёвых соусов.
Вот где красота! Изящество. И вместе с тем простота построения фразы. Кстати, е
сть что-то схожее с "я не могу в тысячерублёвый соус". 

 

Отдельно хотелось бы выделить описание быта и развлечений того времени. У Толстого это вообще конёк:
"И между ними составилось что-то вроде игры, стоящей в том, чтобы как можно ближе сидеть подле тети, дотрагиваться до нее, держать ее маленькую руку, целовать ее, играть с ее кольцом или хоть дотрагиваться до оборки ее платья"

Как скучно мы живём! Подумать только! "Хоть дотрагиваться до оборки". Всего лишь навсего...


Но иногда, встречается такие несуразицы:
"В этот день было несколько скачек: - скачка конвойных, потом двухвёрстная офицерская, четырёхверстная и та скачка, в которой он скакал. К своей скачке он мог поспеть, но если он поедет к Брянскому, то он только так приедет, и приедет, когда уже будет весь двор."
В одном предложении пять раз повторяется слово "скачка", а потом ещё трижды подряд "приедет". Богатый русский язык, в руках великого писателя. Там где-то ещё есть про знаменитого доктора и местного доктора. Тоже очень красочно и многословно описано. "Филигранное" владение языком. То есть это мы сейчас говорим о богатстве русского языка, а тогда, выходит, он и не был столь богат, хотя и был красочен.


Или ещё:
"Вслед за доктором, отнявшим так много времени, явился знаменитый путешественник, и Алексей Александрович, пользуясь только что прочитанной брошюрой и своим прежним знанием этого предмета, поразил путешественника глубиною знания предмета и широтою просвещенного взгляда"
Это глубина проработки сюжета и посвящение в него читателя. Знаменитый путешественник. Знание предмета. Просвещённый взгляд. Толстой. Nuff said.

Уже почти разочарован, ведь ждал омута. Бездонного омута красок, эмоций, образов, персонажей, ситуаций. А получаешь знание предмета и знаменитого доктора. Но потом находишь нечто такое и прощаешь буквально все огрехи, за которые ранее зацепился взгляд: 
"На другой день по их приезде пошёл проливной дождь, и ночью потекло в коридоре и в детской, так что кроватки перенесли в гостиную. Кухарки людской не было; из девяти коров оказались, по словам скотницы, одни тельные, другие первым телёнком, третьи стары, четвёртые тугосиси; ни масла, ни молока даже детям недоставало. Яиц не было. Курицу нельзя было достать; жарили и варили старых,лиловых, жилистых петухов. Нельзя было достать баб, чтобы вымыть полы, - все были на картошках. Кататься нельзя было, потому что одна лошадь заминалась и рвала в дышле. Купаться было негде, - весь берег реки был истоптан скотиной и открыт с дороги; даже гулять нельзя было ходить, потому что скотина входила в сад через сломанный забор, и был один страшный бык, который ревел и потому, должно быть, бодался. Шкафов для платья не было. Какие были, те не закрывались и сами открывались, когда проходили мимо их. Чугунов и корчаг не было; котла для прачечной и даже гладильной доски для девичьей не было."
Написано так, словно сам приехал на такую дачу в 19 веке, а там натуральная разруха. Словно это у тебя дома кавардак, тугосисие коровы и нечем кормить детей. И вот кто так же сейчас напишет? Да никто... Нет таких нынче.

makcumka82

По поводу "Курска"

  12 часа назад, MexBoD_Mapuo сказал:

Вечная память.

И через сколько лет все же откроют обстоятельства гибели "Курска"? Больно там много неясного, даже мутного - один отказ Клинтона от размещения ПРО чуть не на другой день после гибели подлодки чего стоит! Но и хоть то хлеб, что на экипаж все же не стали катастрофу вешать, как сперва замахнулись...

 

Я допускаю, что технически виноват экипаж. Т.е. могла быть ошибка членов экипажа. Но причина ошибки элементарна - людей загоняли. Незадолго до стрельб "Курск" вернулся  с автономки. И сразу же, не дав ни отпуска ни отдыха их снова выгоняют в море. Стрельбы - это значит рваные режимы. Это значит беспрерывные тревоги, всплытие-погружение, все по местам. В таких режимах экипаж может толком не спать суток трое. Штурмана на таких выходах могут не спать по пять суток. После автономки это означает, что экипаж неадекватен. У нас штабы не думают о людях. То есть они знают, что оборудование работает на износ и после автономки нужен МПР. Но ходовых кораблей мало, а задачи стоят прежние. Потому лодки ходят без перерыва, с МПР и СР сделанными на бумаге. А самым надёжным элементом конструкции в такой ситуации считается человек. А раз он самый надёжный - так чего о нём беспокоиться?

То есть я считаю, что экипаж делал свою работу, но мог делать её некачественно по описанным выше причинам. И реальные виновники трагедии в штабе дивизии, в штабе СФ, в штабе ВМФ. Потому, что они с Родиной напрямую общаются - им Родина говорит "Надо!", а они, совершенно не думая "Есть! Сделаем! Костьми ляжем!" И ставят соответствующие задачи, забывая обо всём.

 

Такие пироги.

makcumka82

Я тогда только-только форму одел. Только-только натянул рабочее платье. Только гюйс примерил...
Помню как жадно мы, сопливые дураки, хватали раскрытыми ртами крупицы информации. Никогда не забуду, как начальник факультета после ужина сыграл большой сбор. Помню с каким трудом он подбирал слова... Помню свою дурацкую бессильную злобу и беспомощное отчаяние...

Хотелось бы не помнить. Просто хотелось бы, чтобы этого всего не было.

Вечная память, парни...

105085832_large_949_7__kopiya.thumb.jpg.

makcumka82

Какой только дрянью нас не кормили. Самое чудовищное блюдо карательной кулинарии – бигус.

9133_800.thumb.jpg.78418ec7d80562f7d6429

 

Это безумное сочетание кислой капусты, которую вообще-то с ночи вымачивать должны, и мяса белого медведя – свиного жира с двух граммовыми ошметками мяса, по дивной случайности не отрезанного самыми лютыми врагами курсанта – поварами горячего цеха. Всё это, после тепловой обработки, имело отвратительный запах, тошнотворную консистенцию и омерзительный вкус. Бигус не ели даже первокурсники в полном составе, а они вообще вечно голодные. Их так и называют: «голода». Самое большое желание в дни когда нам давали бигус – накормить им с*ку начпрода, с*ку зампотыла и не ведающего чем кормят начальника училища… По самое дальше некуда накормить, чтобы уразумели. Поваров в те дни хотелось просто сварить в котле. Но мы садились за столы, вспоминали про «В нашем училище наглядно представлено то, как быть не должно», пили чай с маслом и уходили даже не открыв бачок с бигусом.

На втором месте по несъедобности – сечневая каша. Она была именно той консистенции, когда полагающаяся подлива топлёный жир не проникал внутрь, а скатывался по поверхности к краям. Отдельным гвоздём меню шла совершенно сухая перловка без подливы с жареной рыбой. Рыбой была камбала и крайне редко минтай. Её мы кое-как обгладывали, а перловую кашу отправляли в мусорные баки. Ещё одним хитом карательной кулинарии была холодная закуска из солёных зелёных помидоров. Эту гадость не ели даже свиньи на подсобном хозяйстве, чего уж тут о нас говорить.


Наши повара готовить решительно не умели. Спасибо за то, что в каждой столовой был буфет. А в каждом буфете продавалась универсальная приправа «Кнорр». За каждым столом каждый по очереди покупал этот краеугольный камень питательного и вкусного обеда. Если дежурный по кнорру забывал его в прикроватной тумбочке с*ка тормоз, можно было попросить у соседей. Кнорр способен был вытащить на «троечку» любые попусту переведенные поварами продукты. Перловую кашу, к которой принципиально не готовились соусы. Сечку, «шоколадные» макароны, это такие макароны, которые темнеют при приготовлении. Кнорр преображал вкус любого супа. А кстати, суп можно было не доесть до конца, а остатками полить перловку. Это получалось съедобно. В дни после зарплаты вместо кнорра или в дополнение к нему покупался майонез. Тогда мы съедали вообще всё и иногда даже бигус.

Единственные два блюда, которые регулярно получались у поваров: молочный суп с рисом и гороховое пюре. Молочный суп мы улучшали путем высыпания в тарелку кофе 3 в 1, а гороховое пюре мы называли пороховое пюре и ели без улучшений. Оно и так было ничего себе. 

Когда в меню были котлеты – это было приятно. Котлеты намного съедобнее гуляша из мяса белого медведя или бигуса. Но ошибочно будет считать, что наши котлеты содержали в себе хоть сколько-нибудь мяса. Укладывая котлетину на кусок хлеба мы так и говорили: «бутерброд с хлебом». Ни как иначе.

На каждом столе сервировкой было предусмотрено наличие специй. Такие тарелочки с тремя секциями: для соли, перца и горчицы. Не знаю, пробовал ли кто-либо ту горчицу, но что-то посолить или поперчить было решительно невозможно – всё было залито той горчичкой, видимо нам её специально так наливали, чтобы мы полностью прочувствовали безвыходность положения.

За сто дней до дембеля в наших вооружённых силах принято отдавать масло карасям. Мол дедушки его нажрались – теперь ваша очередь. Не знаю как оно сейчас, там срочки-то осталось - слёзы, но раньше было так. И наши сапоговые братья по разуму свято блюли эту невнятную традицию, ежедневно, в торжественной обстановке, отдавая масло голодным первокурсникам, да ещё и выкладывая маслом на подносе количество дней до выпуска. Дикие люди, что с них взять. Мы же этот момент единодушно вертели на херу, резонно решив, что до дембеля нам ещё ой, как далеко, а потому масло было отдано лишь однажды на сто дней до выпуска.

На выпускном курсе вообще было принято не ходить на ужин. То есть не в полном составе, конечно, но три-пять человек частенько оставались в общаге. В этом случае у наряда заказывался белый хлеб с маслом, а в чепке заблаговременно покупался роллтон, сосиски, маянезик и мешок чуреков.

Свою злобу в адрес поварих и кухонных рабочих мы вымещали в наряде по столовой. Конечно это произошло не сразу. На первых курсах мы еще карасики и боимся даже собственной тени, да и не знаем ни черта. Но года через три, курсу к четвертому! Мы гоняли толстожопых поварих при нарушении технологического процесса и караулили их же вечером с сумками полными нашего мяса. А потом вызывали дежурного по училищу и сдавали этих ворих с поличным. Мы научились огрызаться и ставить не в меру зарвавшихся поварих и начальников столовых на место не матом, что вы, мы же офицеры флота(!), но знаниями. Это было бесполезно в целом, но очень приятно. 

А однажды мы чайник с помоями, которые крысы камбузные чаем называют, начальнику тыла в кабинет отнесли. Прям внутрь зашли и на стол поставили. «Пейте, тащщ полковник, говорят это чай чёрный байховый». Зампотыл тогда кого-то сожрал и начпрода покусал сильно. 


Персонал столовых мочился под себя тёпленьким, когда мы заступали. На их счастье мы заступали редко.

makcumka82

Сколько раз каждый из нас попадал в команду к зелёненьким и фиолетовым и как часто подобные бои оканчивались поразительными 1:15. Беда не в том, что зелёные играчки завидев «халявную» дамажку прут на рожон. И не в том, что выпала неудобная карта или респаун. И даже не в том, что союзники – пьяные имбецилы.

Всегда найдётся тот, кто ошибётся на одну секунду раньше противника. Человека ведь не запихнуть в четыре цифры WN8. Человек всегда будет ошибаться в анализе обстановки, в анализе противника, союзников, точности, скорости. Плюс ещё 25% от ВБР. И вот этот зелёный человечек получает лишнюю плюшку сейчас, а может его просто ставят на гуслю, и он тратит ремку, или он ловит фугас от Т92 в мягкий смоляной бочок, а может он просто не умеет в эту машину, умрёт там, где перекрывает кому-то очень удобный прострел, или лишает кого-то достаточно длительной засветки, или промахивается, или выбирает не ту цель, или чего-то не замечает, или, или, или, или.

И он становится первой картой вытащенной из основания карточного домика. Лишившись всего одной точки опоры, лавинообразно рушится вся конструкция. Все сливы так и происходят: смотришь вроде 0-1, а через каких-то 30 секунд уже 1-11.

И таких тонких нюансов, тянущих за собой ещё пару других тонких нюансов - миллионы. Но в бою они не видны. Мы забываем о них под грохотом орудий. А может и вовсе никогда не обращали внимания.

При этом эпично вытащенные бои – это тот самый случай, когда лишь одна карта смогла хоть как-то, криво-косо, но опереться на любую другую. Зацепиться за рельеф, за домик, отыграть в скорость, в ДПМ, в инвиз, в обзор, в засвет, в нелатеральное мышление. Это всегда знания, концентрат внимания и удача.

makcumka82

Третий тост

Сегодня без шуточек, котики. Расскажу вам печальные истории.

Дизельная подводная лодка С-80. "Автономка мёртвых"

1.thumb.jpg.bb5dd4c8ba3243934449cb5fe48b

Подводная лодка затонула 27 января 1961 года в 00 часов 27 минут. Причина аварии - обмерзание поплавкового клапана в шахте РДП (работа дизеля под водой) и поступление внутрь корпуса забортной воды. Матрос, дежуривший на ручном клапане, в панике, перепутал клапана и перекрыл не тот (по другой версии, давил ручку клапана в другую сторну, согнув шток, так как был уверен, что закрывает его потому, что был прикомандирован с другого проекта).  Погибло 68 человек. Часть из них была раздавлена забортным давлением, часть умирала от удушья в течении недели после аварии (по данным паталогоанатомов). Двое человек покончили жизнь самоубийством: один матрос повесился в первом отсеке (и висел в петле семь лет), и мичман замкнул руками клеммы аккумуляторной батареи.   Поднята с грунта лодка была только через семь лет.  Тела тех, кто не был растерзан давлением, сохранились хорошо, паталогоанатомы, производившие вскрытие тел в десантном трюме СДК не верили своим глазам.

 

Атомная подводная лодка К-19 "Хиросима"

2.thumb.jpg.9f689bdef44ab17ce429174384df

Самая "невезучая" подводная подводная лодка Советского Союза. Советские моряки называли её "Хиросима", а американцы - "Widowmaker". За всю историю этой лодки на ней погибло 37 человек.
   Первая серьёзная авария произошла 4 июля 1961 года в 4 часа 15 минут. Сработала аварийная защита реактора, произошёл разрыв первого контура и заклинило насосы охлаждения реактора. Начался быстрый нагрев активной зоны реактора. В то время учёными ещё не был открыт ОТКР (отрицательный температурный коэффициент реактивности) и подводники считали, что тепловой взрыв реактора приведёт к ядерному взрыву. Было принято решение собрать нештатную схему охлаждения реактора силами личного состава.  Самому старшему в группе добровольцев, лейтенанту Борису Корчилову, на тот момент было 23 года.  Получив дозы облучения, несовместимые с жизнью, моряки собрали схему охлаждения, но радиационный фон на лодке продолжал расти.  Из-за поломки антенны сигнал бедствия передать не удавалось и командир лодки к 2 р Затеев принял решение идти не в сторону базы, а в сторону завесы из дизельных подводных лодок, которая находилась южнее места аварии. По его приказу, всё стрелковое оружие было утоплено, остались пистолеты только у него и старшего помощника.
 
   Сигнал бедствия, передаваемый маломощным приёмником был принят всеми подводными лодками, но только одна из них, С-270, под командованием к 3 р Жана Свербилова, покинула конвой и, нарушив все приказы, ринулась на помощь К-19. Капитан 3 ранга Свербилов, в последствии, был наказан, за проявленное своевольство.
  В аналогичной ситуации с подводной лодкой К-219, которая тонула в Бермудском заливе, капитан 1 ранга Попов (будущющий командующий СФ) получив сигнал бедствия, прошёл мимо, не меняя курса, помня о том, как досталось Свербилову.
 
  С-270 прибыла к борту К-19 и по носовым горизонтальным рулям приняла на борт тяжело раненных (трое из них уже не могли ходить). Одного из офицеров штаба, который находился на борту К-19 и пытался сбежать впереди пострадавших, Жан Свербилов приказал помощнику расстрелять на месте, после чего порядок был восстановлен.  Более трёх суток, подводная лодка С-270 буксировала К-19 в условиях сильнейшего шторма, пока не был получен приказ передать поражённых на борт надводных кораблей.
 
 "Перед тем, как заснуть, я думал о том, что наш экипаж сделал святое дело. Все лодки, участвовавшие в учениях, приняли радио Коли Затеева, но никто, кроме нас, к нему не пошел. Если бы не наша "С-270", они бы все погибли, а их было более 100 человек..." - из воспоминаний Жана Свербилова, командира С-270. 
   Моряков К-19, получивших запредельные дозы радиоактивного облучения и мучительно скончавшихся  в медицинских центрах,  без огласки похоронят в Москве, Ленинграде и Зеленогорске.  Представления о награждении званиями "Героя советского Союза"  Свербилова и Корчилова были отклонены руководством страны.
   По этой трагедии режиссёром Кэтлин Бигелоу снят фильм "К-19 Оставляющая вдов" с Харрисоном Фордом и Лиамом Нисаном в главных ролях. При всех неизбежных ляпах и художественных допущениях, фильм показывает смелость и отвагу советских моряков и обязателен к просмотру. 
    Следующий, печально известный, случай произошёл с этой же лодкой 24 февраля 1972 года.  Если вы, когда-нибудь, слышали песню "9 отсек", то она именно об этом случае.  В 10.23 в 9 отсеке произошло возгарание прибора для дожига углекислого газа. Вместо того, чтобы локализовать аварию, вахтенный матрос побежал будить главного старшину Александра Васильева:
3.thumb.jpg.b177804c7096242754a347ef5b9d
Васильев, приказав всем покинуть отсек, бросился тушить возгорание, которое к тому времени переросло в объёмный пожар. Он сгорел заживо, спасая товарищей.  Лодка всплыла аварийно в девятибальный шторм. Из девятого отсека в восьмой начали поступать продукты горения. Весь личный состав отсека, который не включился к этому времени в средства защиты дыхания, погиб от удушья на боевых постах, только командиру дивизиона движения капитан-лейтенанту Виктору Милованову удалось, заглушив реакторы, покинуть отсек и выйти в седьмой, где он потерял сознание от отравления угарным газом. Подводная лодка находилась в надводном положении, без хода, с частично затопленным девятым отсеком, в котором продолжал бушевать пожар и загазованными восьмым и седьмым. 
  Но в подводной лодке этого проекта десять отсеков и я уверен, что большинство из вас не знает историю этого десятого отсека.
  В десятом отсеке, отрезанные от остальных, оказались двенадцать моряков под руководством капитан-лейтенанта Полякова, управленца ГЭУ, который и спас всем им жизнь.  Двадцать трое суток (подумайте!) двенадцать человек сидели в кромешной темноте в железной бочке с температурой воздуха  +4 градуса. Они дышали воздухом, который постепенно стравливали из дифферентовочной системы, давление снимали через кингстон глубиномера, пили воду через трубочку из цистерны, разбив её  мерное стекло и достав до нижнего, неоткачиваемого уровня.  Из еды у них была только соль и макароны. Сырые макароны, естественно.   Когда за ними пришли, только двое могли кое-как держаться на ногах. Их выводили с завязанными глазами, чтоб они не ослепли от дневного света.
 Угадайте, сколько человек получили звание Героев? Правильный ответ - ни одного.  А знали вы вообще об этих людях? Учились на их примерах мужеству и героизму, когда были маленькими?
 
К-3 "Ленинский Комсомол"
4.thumb.jpg.4e2c6b5612db4c3dc6360cbfcc26
 
  Первая атомная подводная лодка Советского Союза.  8 сентября 1967 года на лодке произошёл объёмный пожар в 1 и2 отсеках.  Пожар произошёл из-за нештатной прокладки в системе гидравлики. Прокладка не выдержала давления и в распылённом состоянии гидравлика попала на плафон освещения, что привело к объёмному возгоранию. В результате пожара погибло 39 человек. Они сгорели заживо. Один из них, капитан-лейтенант Анатолий Маляр , успел, сгорая, захлопнуть переборочный люк из вторго в третий отсек, чем и спас остальных членов экипажа. Комиссия признала действия экипажа героическими и представила членов экипажа к наградам (в том числе и погибших), но Главком ВМФ С. Горшков объявил, что авария произошла по вине экипажа и все:  выжившие и мёртвые  превратились из героев в преступников. Только лишь спустя 45 лет, когда с обстоятельств аварии был снят гриф секретности, морякам удалось восстановить своё честное имя.
 
К-129  затонула в марте 1968 года, предположительно из-за столкновения с надводным кораблём. Погибло 97 человек.
 
К-8. Пожар. 52 человека.
 
7 октября 1986 года затонула подводная лодка К-219 возвращаясь из своего тринадцатого похода.  
6.thumb.jpg.8064324324107b2101542cb82a32
Погибло четыре человека, остальной экипаж был спасён командиром - капитаном 2 ранга Британовым, который был назначен "крайним" в этой аварии и с позором уволен с флота. Авария произошла из-за негерметичности ракетной шахты №6 о котором знали все и много лет, но никто из штабов и командований не взял на себя смелости доложить о неиспраности верховному командованию. 
       Из-за раздавления корпуса ракеты в шахте, в отсек начал поступать окислитель ракетного топлива. Была объявлена аварийная тревога и личный состав покинул отсек. В отсеке остались три человека, погибшие от удушья.  Далее в ракетной шахте №6 произошёл взрыв. Подводная лодка резко провалилась по глубине, но благодаря решительным  и оперативным действиям экипажа, всплыла на поверхность, продув главный балласт. В то же время было замечено критическое повышение температуры реактора, что могло привести к расплавлению активной зоны и радиоактивному загрязнению Бермудского залива.  Дистанционно стержни компенсирующих решёток не управлялись и было принято решение опустить их вручную.  Старший лейтенант Николай Беликов и матрос  Сергей Преминин, которому на тот момент было 20 лет, вошли в аппаратную выгородку, в которой к тому моменту температура достигала 70 градусов, кроме того по всей лодке распространялись ядовитые газы от сгоревшего ракетного топлива.
    Вручную стержни опускаются такой ручкой, как на мясорубке, только больше по размеру.  После того, как три из четырёх решёток были опущены Николай Беликов потерял сознание.  Матрос Преминин вынес его и вернулся для того, чтобы опустить четвёртую решётку. Он её опустил, но выйти из отсека уже не смог: от перепадов температуры и давления дверь заклинило и никакими усилиями открыть из соседнего отсека её не смогли.  Сергей погиб либо от удушья, либо от перегрева.
Вот он, смотрите:
5.thumb.jpg.7a85fa7bc1efb62dfd9b87f094b3
Знали вы что-нибудь про него?  А знали вы, что звание Героя Российской Федерации посмертно за то, что он предотвратил ядерную аварию, ему было присвоено только в 1997 году, благодоря некоторым общественным деятелям.
    Командир Британов приказал экипажу покинуть корабль и перейти на подоспевшее советское торговое судно. Сам он до последнего стоял на мостике и охранял корабль от возможных попыток захвата вражескими силами с автоматом Калашникова в руках. Он покинул корабль только тогда, когда от кромки воды до рубки оставалось несколько сантиметров. А потом он почти год ожидал суда, но был помилован, но с флота уволен.

      А потом лётчики морской авиации, которые сбрасывали на лодку изолирующие дыхательные аппараты, которые оказались почти все без регенеративных патронов устроили массовую драку с офицерами тыла в Калининграде.  Но вы же об этом не знали, правда?
  А потом четыре страны сняли фильм "Враждебные воды", посвящённый подвигу матроса Сергея Преминина. А знаете, какие это страны? Франция, Германия, Великобритания и США.  А Питер Хутхаузен, военно-морской атташе Американского посольства в Москве собрал и направил в правительство США документы на награждение Сергея Преминина медалью "Пурпурное сердце".
  
У нас никогда не ценили людей. Не скажу за все вооруженные силы, но на флоте это так. Люди - это расходный материал и одновременно самая надёжная деталь на корабле.
К сожалению...
 
makcumka82

Про песни

Что бы вам написать такого? Не могу ничего выбрать из уже готового. Давайте про песни.

 

Каждый вечер по нашему распорядку дня была вечерняя прогулка. В 21.00 смотрим программу "Время", а в 21.10 вахтенный истошно орёт: «Курс, строиться на вечернюю прогулку! Построение на плацу! Форма одежды три!» Мы строимся на плацу и идем орать песни. Все возмущались: "Но ведь новости еще не закончились, мы хотим знать, что в мире творится!", прямо так и говорили. А нам на это: "Всё самое важное в первые 10 минут, а всё что после – не важнее распорядка дня". Или короче: "Все важное до вас доведут". И мы выходили строиться.  В армии почему-то считается, что после песни хорошо спится и таким образом мы нагуливаем сон. Но это глупости, конечно же. У нас сон нагулян сразу после утренней пробежки. А после наших ублюдочных песен спать не хотелось совсем. И вообще ничего не хотелось. Только выть куда-нибудь в район плинтуса в дальнем уголке. Потому мы импровизировали.

 

"С песнееей шахооом… Аршш!" И над казармой неслось "И тогда, вода нам как земля! И тогда, нам старшина семья..." И вот после строки про старшину сразу же хотелось чего-то душевного мягкого и обволакивающего. Лучше всего бы коньяку, конечно, но откуда у курсанта коньяк в строю? Мы отдалялись от командования на безопасное расстояние и старшина говорил: "Костя, запевай". И Костя пел, тихонечко, но так душевно! "В кабак заехал на стрелу. Подсел я правильно к столу. И объяснил все в исключительной манере". Ну или про коня: "Выйду ночью в пооле с конёоо-ом..." 

 

Вообще же, на первых курсах песню заставляли орать. Это немного шокирует, по первой, но потом привыкаешь. Вся цель в пении была добыча максимального количества децибел. Курса с третьего уже можно было действительно пытаться петь. Это именно то про что говорят раскатисто и с чувством. И почему-то, лучше всего поют выпускные курсы. Не громко, с ленцой, но очень выразительно. Услышишь - заслушаешься... Пять лет практики всё же.

С песней вообще у нас много всего делается. Про вечерние прогулки я написал уже, теперь про приёмы пищи. По училищу приказ: «На приём пищи с песней, назад под барабан. Командирам – исполнять, псам строевым – на контроль!» Мол курсанты к корыту с приподнятым настроением должны припадать. А песня нам в этом лучший помощник. Я это курса до третьего как издевательство воспринимал. С одной стороны жрать хочется, аж скулы сводит. С другой стороны жрать этот бигус совершенно не возможно. Но потом я повзрослел и понял, что наша песня строевая, на переходе морем до столовой, должна в нас чувство голода убаюкивать, чтобы кору жрать не начали. И сразу всё на свои места встаёт. «…И тогда! Любой из нас не про-отив. Хоть всю жизнь, служить в вое-енном фло-о-о-те!»

 

Кстати про кору. Когда нас только-только зачислили и мы всем нашим курсом жили в ангарчике учебного центра – нам вместо воды во фляги наливали «Дубок». Отвар коры дуба. Это чтобы мы жиденько не какали – антисанитария же кругом, руки помыть негде. А пили мы этот «Дубок» в таких количествах, что даже самые впечатлительные неделю из себя нечего смешного выдавить не могли.

 

makcumka82

Присяга

Самое главное событие в жизни курсанта первого курса – приём присяги. Это тот самый случай когда тебя отпустят в увольнение не смотря на двойки и даже на ночь! Это тот самый случай, когда ты наконец-то помоешься в нормальном душе. Когда ты наконец-то от души наешься мяса и маминых пирожков, а весь следующий день будешь бегать в гальюн и жаловаться на свой смешной животик.


Итак утро. Всё начинается с раннего подъема – на час раньше – в пять часов. Но сегодня даже проснуться раньше особенно приятно. И за окном обязательно будет солнечно. А так как сегодня сплошь волшебство, поэтому нет зарядки. Умываемся и сразу на завтрак. Всё как обычно с песней, барабаном. Только все стараются чуть сильнее, чем обычно. Поели, возвращаемся в казарму. Последние приготовления. Гладим форму, чистим обувь. Всё должно быть идеально. У зеркала не протолкнуться. Кто-то сидит в углу с текстом присяги – её положено знать наизусть. Далее получаем оружие. Каждому автомат. Каждый его вчера чистил. Нет ничего красивее начищенного автомата пахнущего оружейным маслом. Потом контрольное построение. Тут старшина последний раз осматривает подчинённых. Сейчас особенно придирчиво. «Иванов, бегом здесь подбрей!» «Янин, что у тебя с кантиком?! – Бегом марш устранять!!» «Рррябов! Подошву кремом натри!» Всё, все готовы. Начальник факультета даёт команду выдвигаться.

И вот мы на большом плацу. Тут сегодня 600 человек стоит. Но наша морская коробка выгодно отличается от общевойсковой братии. Чёрные брюки, тёмно-синие фланки, белые бескозырки! Мухи режут крылья о стрелки брюк! Есть на что засмотреться! А напротив родители. И цветы. И девчата! Как же мы давно их не видели!

Дальше встреча начальника училища, торжественные речи, напутствия, поздравления. И началось!
«Курсант Алюков!»
«Я!!»
«Для принятия присяги, выйти из строя!»
«Есть!!» - хлопок по плечу впереди стоящего, тот делает шаг вперед и один в сторону. Ты три шага вперёд к столу. Доклад:
«Курсант Алюков для принятия присяги прибыл!!»
Берёшь папку с текстом, разворачиваешься лицом к строю и им, своим однокурсникам – с кем будешь спать рядом в течение пяти бесконечных лет, а может и дольше, с кем потом будешь служить, будучи офицером, им клянёшься:
«Я, курсант Алюков, торжественно присягаю на верность своему Отечеству – Российской Федерации. Клянусь свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, строго выполнять требования воинских уставов, приказы командиров и начальников. Клянусь достойно исполнять воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество!»
А ветер уносит твои слова куда-то далеко к желтеющим тополям и всё время старается сдёрнуть бескозырку с головы, глаза от него слезятся – ничего не видно. И вокруг солнце, родители и девчата в мини-юбках. А ты сейчас один единственный на кого все смотрят – в форме три, белой бескозырке, с автоматом в руках.

А потом прохождение торжественным маршем под прощание Славянки - пик всего напряжения последних дней!..

Короче это событие!

За всей этой красотой совершенно забывается, что после увольнения вновь начинается учёба, а раз уж ты присягнул, то дисциплинарный устав начинает работать в полную силу. От выговора, до ареста на пятнадцать суток. Но кто в тот день об этом думает?

763f37a03568afc6669c3d7de99ea5ad.thumb.j

makcumka82

Ну что, коты. Обещал я вам баек курсантских. Но начнём мы не с баек, а с рассказа о курсантах. Кто они, чем дышат, о чём волнуются.

 

Абитура - кандидаты на зачисление в училище. Зачастую идеализирующие дальнейшее обучение. Делятся на тех кто приехал сам, живет на территории учебного центра "красное поле" в бараках и на тех, кто приехал поступать с родителями, живущих в городе и на КП появляются только ради экзаменов. Абитуриентам завидуют в том плане, что они всё ещё имеют доступ к свободе, нормальной еде, девушкам и алкоголю. И их же презирают за то, что они такие в тепличных условиях, а мы, настоящие пацаны, уже оторвались от маминой юбки и мужественно преодолеваем тяготы и лишения. Вместе с тем, водить знакомство с имеющими право выхода совсем не вредно. Они – источник сигарет, домашней пищи и сладостей. А сладостей следующие пять лет будет очень сильно не хватать.

 

Минус у зелёных или карась у моряков. Иными словами – первокурсник. Самое бесправное существо в училище. Ещё ничего не знает, почти ничего не понимает и всего боится. Шпыняем всеми. Начиная от выпускников и заканчивая второкурсником. По училищу перемещаются исключительно строем. А зачастую образцовым строевым шагом, а если образцовый шаг не получается – тренируются пока не получится. Если передвигаются не строевым, то горланя песню. Если петь не получается, строй останавливается, разворачивается, бегом отправляется в исходную точку и оттуда всё начинается с начала. Выделяются те, кто пришел из армии уже будучи контрактником - их отпускают на ночь домой и в целом относятся, как к взрослым мальчикам; те кто пришел из армии будучи срочником. Эти выделяются борзым поведением по отношению к однокурсникам, что часто обоснованно, ибо те сказочно тупят, зачастую становятся младшими командирами. Ещё выделяются те, кто изначально шустрее, сообразительнее, проворнее, сильнее. Эти легче сходятся со старшекурсниками, контрактниками и армейцами. Отдельно выделяются те, у кого есть земляки на старших курсах. Они чувствуют себя несколько увереннее, хотя это отнюдь не гарантия благополучия. Писаря, баталеры, каптёрщики – каста приблежённых к креслу императора и владельцы важных ресурсов вроде чайника, компьютера, телевизора и т.п.

Наряды караси несут исключительно жопные - по столовым и подсобному хозяйству. Когда ответственным стоит командир выпускного курса - охрана факультета однозначно ложится на первый курс, независимо от того чья очередь.

Первый курс навсегда погрязает в двойках. Даже не смотря на то, что проходит программу 10-11 класса. Из этого следует почти постоянно пустой список увольняемых. Первый курс всегда грязный. Они вечно замудоханы строевой подготовкой, бесконечными тренировками подъём-отбой и игрой в "три скрипа". Только те, кто находит в себе силы встать через час после отбоя и постирать форму заслуживают уважение командиров и преподавателей. Остальные, как правило, получают клеймо "чмо". И зачастую это уже до выпуска. Первый курс всегда голоден. Ту дрянь что дают в столовых они сметают даже не замечая что же там в тарелке. Самые голодные набивают хлебом карманы и шапки, чтобы пожрать чуть позже. Это потом проходит, но отношение к таким в коллективе меняется безвозвратно. У минусов постоянно находят еду в тумбочке и под матрасом. За это случается строевая подготовка или "пожар". Это когда из расположения курса выносится вся мебель и все помещения драятся дочиста. А всё найденное или выкидывается прилюдно или съедается нарядом сразу после шмона. Бывает, что-то шхерится писарюгами и потом возвращается хозяину, но для этого важно прежде не стать в коллективе "мышью" или чмом. Таким не прощают ничего. 

 

Бутер, борзый карась - второй курс. Эти уже пообтесались. Они до сих пор летают в наряды по столовым и на подсобное хозяйство, иногда вне очереди в охрану факультета. Но они уже не самые младшие. Уже пришли они, новые караси. Уххх держись! На деле же, отличий мало. Все так же в двойках, всё так же на самых тяжёлых работах, всё такие же грязные, но уже могут где-то выкроить время на чепок (курсантское кафе с чаем и вкусными булочками) или аккуратно прошмыгнуть по территории училища без строя.

Но самое главное, что происходит на втором курсе в жизни курсанта - он заключает контракт. У него появляются вполне себе деньги для того чтобы бойко провести увольнение, от порога КПП до дома доехать на такси и купить сигарет подороже. Или прикупить какого добра к тошнотворному обеду.

 

Третий курс - эти в училище уже свои. Они брезгливо не разделяют карасей на обычных и борзых. Они знают тропы и лазейки, знают где можно нарваться на патруль, и в какое время. Знают где живут командиры, строевые псы и ретивые преподаватели. Такому преподавателю могут и нагадить мелко. Как правило, легко сдают зачёты и экзамены – их замкомвзводы уже научились находить к ним подход и правильно подбирают слова. Да и сами преподаватели уже знают, что это за гуси. А если нет возможности прямо подойти к преподавателю - они знают какой офицер факультета вхож к нему. Третий курс не ходит в отличниках учёбы, но и в отстающих оказывается только в экстраординарной ситуации.

Третьекурсник уже попробовал вкус "самохода". Он знает кто из офицеров сможет прикрыть, а с кем лучше не сталкиваться. Их уже не дрочат строем и «пожарами». Только в случае залёта.

Третьекурсник уже может позволить себе заступить в суточный наряд ради пропуска неудобной пары, он уже не боится внутренних нарядов, а на разводе суточного наряда помдежи гоняют их по знаниям обязанностей и вводным редко. Внешние наряды у них становятся попроще. 2й караул, охрана территории. Их крайне редко отправляют на подсобное хозяйство. А столовые жидко разбавляются карасями. Добавляется горстка ответственных и не терпящих тупки нарядов. Это патруль по гарнизону и наряд по управлению. Строго говоря – рассыльные.  Зато у них появляется караул. Действительно сложный и ответственный наряд. И не наряд даже, а боевая задача. Бывало, караул стрелял. Бывало в пулеулавливатель, бывало по нарушителям, на поражение, а бывало и по своим, в спину... В карауле самые зачуханные могли вспомнить все обиды и положить всю смену. В таких случаях стреляли на разряжании оружия.

 

Квадрат. Четверокурсник. Морально самый сложный курс. Сложнее всего понимать что тебе тут торчать ещё год. Сложнее всего в июне проводить лейтенантов, а потом ещё до сентября говорить - мы следующие.

Внешние наряды остаются только шаровые. А если и выпадают столовые, то пролетают они на одном дыхании и сдаётся эта столовая на лету. Кроме того, особо проворные заступают помощниками дежурного по училищу.

В учёбе уже проблем нет, двояки хоть и бывают, но уже не носят формы эпидемий и не выставляются ниагарой всей учебной группе. Зачёты и экзамены сдаются достаточно легко. А главная радость для четверокурсника - флотская практика весной. Когда можно отдохнуть от "Учиться настоящим образом". И это воспринимается всеми, как обязательный отпуск. Впрочем, самых ретивых могут оставить проходить практику при училище. На подсобном хозяйстве, к примеру. Конечно не свинопасом и без совковой лопаты в руках в стойле, но провоняешь командуя карасями насквозь. Но это надо очень отличиться.

 

Пятак, пентагон. Пятый курс. "Без пяти минут лейтенант". Таким он становится прямо с первого сентября. Пятаков редко ставят в наряды. В основном они тащат только караулы. Крайний караул называется золотым. Весь состав караула проходит по училищу с раскатистой песней и с Андреевским флагом. А у порога родного факультета его встречает золотая дорожка. Её готовят те, кто в этот караул не ходил. На подходе к факультету по краям маршрута делаются канавки которые заливают бензином, и поджигают. Получается очень эпично. Совсем редко выпадает наряд по столовой. Но уж если он и выпадает, то обязательно или приём или передача происходит карасям. Если приём у карасей - то они никогда не сдают наряд вовремя и часто остаются работать на ночь и приходят досдавать на следующий день. Такие наряды могут сдаваться по несколько месяцев. Если наряд сдаётся такими же пятаками, то это происходит молниеносно. Никто ничего не считает и всё что надо подписывается не глядя. Сдача наряда минусам похожа на партию в покер между шулером и лохом. Когда же пятак выходит на финишную прямую - на ГОСы, у него вообще остаются только внутренние наряды, да и те только если нет возможности подменить младшими курсами. Это не касается общевойсковых батальонов, у них весь батальон однокурсники и наряды они несут до самого выпуска.

Ещё пятак ждёт стажировки. Она проходит зимой аккурат перед зимней сессией. Самые смышлёные и удачливые запросто могут там найти себе будущее место службы и вернуться в училище уже с отношением.

Пятака  уже мало волнует учёба, а после стажировки, учёба и вовсе течёт сама по себе. Все его мысли в июне. Пятак грезит выпуском. Есть лишь одно, что его беспокоит столь же сильно. И это совсем не ГОСы. Распределение. Во время выпускных экзаменов приходит сетка должностей. Какие-то вакантны, а какие-то уже кем-то заняты. И начальник факультета начинает вызывать к себе на беседу. Сначала приближенных и отличников. Потом тех, кто может и учился похуже, но для факультета старался. Дальше доходит до середнячков. Потом двоечники, а в конце этой цепочки идут косячники. Те, кто больше всего начфаковской крови выпил. А потом выпуск, погоны под колено, монеты вверх и обязательно «ВооОТ иииииИИ ВСЁ!» И вот теперь ты - лейтенант флота…

vvvut.thumb.jpg.247e9bc1c1455ca7640f3228

×